Поиск
  • Вероника Кулагина

Игра в классики

С некоторых пор за вялотекущую культурную жизнь культурной столицы отвечают Фестивали. В отсутствие балетных премьер, соответствующих статусу города – «колыбели российского балетного искусства», организаторы танцевальных фестивалей привозят спектакли-события, нашумевшие премьеры, лучших артистов. Международный фестиваль Dance Open уже в восемнадцатый раз подтвердил свою репутацию первоклассного балетного форума. Программа, случайно или не случайно, соответствовала течению времен года: от «зимних» спектаклей – «Зимний путь» Кристиана Шпука, «Щелкунчик» Алексея Мирошниченко – перешли к «весенним» – «Алиса» Мауро Бигонцетти, «Коппелия» Пьера Лакотта и завершили «летними» постановками – тройкой балетов, представленных нидерландской труппой Introdance, и традиционным Гала.

Балет "Зимний путь" в хореографии Кристиана Шпука. Фото Стаса Левшина


Спектакль «Зимний путь», поставленный Кристианом Шпуком на цикл из 24 песен Франца Шуберта (оркестровая оранжировка Ханса Цендера), представил Балет Цюриха. «Венок жутких песен» не стал для Шпука чем-то заунывным по стилистике, на сцене, к счастью, не было ни лип, ни ручьев, ни любимой Fräulein, ни даже такой соблазнительной для традиции балетного театра фигуры шарманщика. Среди «бетонных стен» и ярких люминесцентных ламп плоскость становилась объемом, телом, миром… Зритель «прочел» безукоризненный по чистоте исполнения плотный неоклассический хореографический текст, цельный взгляд балетмейстера на все произведение, а не на отдельную его часть – хореографию: тот самый европейский спектакль (прародителем которого был «наш» С. Дягилев), сделанный «от и до», о котором грезят в России и который никак не может появиться на русской сцене – то кулиса мятая, то свет неправильно выставили, то люк не открылся. Тут же немецкая педантичность проявилась во всей своей мощи (никаких неожиданностей), и одна из основополагающих мыслей католицизма «из праха мы пришли и в прах обратимся снова» обрела совершенную эстетическую форму. Академический танец – это идеальная несвобода, и как результат – идеальная красота. Балет Шпука – красота в квадрате, его «идеальность» и пугает, и притягивает: ждешь подвоха, но его нет, и хореограф, выстраивая в финале скульптурный арт-объект из полуобнаженных танцовщиков, подобно герою Бодлера, навеки сберегает «тленной красоты – и форму, и бессмертный строй».

«Щелкунчик» Пермской оперы на этом фоне выглядел доброй патриархальной сказкой – собственно таким его и задумывал хореограф Алексей Мирошниченко, перенесший место действия из Германии в Санкт-Петербург 1892 года. В спектакле адажио венчает знаменитое финальное Па-де-де, не вступая в конфликт с трагической музыкой Чайковского. Но балет заканчивается хеппи-эндом: засомневавшаяся было в собственном чувстве Мари успевает исправить, казалось бы, непоправимое, и вот на рождественском катке к ней устремляется юноша, как две капли воды похожий на Принца из недавнего сна. Ясный сюжет, внятно выстроенная хореографическая мысль, прекрасные, дотошно выполненные костюмы и декорации (хочется добавить: несмотря ни на что), – вот творческое кредо Мирошниченко и его команды. Театр уже в третий раз украшает Фестиваль, надеемся на новые встречи.


Балет "Щелкунчик" в хореографии Алексея Мирошниченко. Фото Стаса Левшина

О том, что балет Мауро Бигонцетти об Алисе – девочке, придуманной Льюисом Кэрроллом, можно было узнать лишь из программки: не догадываясь об этом, спектакль можно было бы озаглавить как угодно – «Итальянское танго», например. Это был тот случай, когда драматургически балет непонятен зрителю примерно так же, как Алисе, очутившейся в Стране Чудес, было непонятно то, что она там увидела, а персонажей можно было различить (и то не всегда) лишь по костюмам. Артисты Балета Дортмунда старались, но что может артист, когда суть спектакля проявляется лишь в финале: Алисы (да-да, их две), большая и маленькая, расстаются навсегда – так из жизни человека уходит детство с его безудержной фантазией. Несмотря на режиссерское бессилие хореографа, на балет стоило пойти из-за музыки в живом исполнении итальянского фольклорного ансамбля. Четыре исполнительницы и музыкант сами пишут песни и сами их исполняют. Они выходили на сцену и, аккомпанируя себе на каких-то небывалых музыкальных инструментах, пели так страстно и азартно, что было уже не до танцовщиков. Такое соседство оказалось фатальным для не слишком выразительного хореографического замысла.

Венский государственный балет привез «Коппелию» в постановке известного восстановителя старины Пьера Лакотта. Зрелище было одновременно и запланировано-прекрасным (да и чего еще можно ждать от труппы, которой руководит в прошлом этуаль Гранд Опера, ученик Р. Нуреева Мануэль Легри – один из верных друзей Фестиваля), и ожидаемо скучноватым: от бесчисленных па-де-бурре, щедро уснащенных невообразимо-неудобными, но аутентичными старинными прыжками, начало сводить челюсти.

Чрезвычайно хороши были Introdance с программой «Мастера», в ней три балета, поставленные специально для труппы мастерами Нильсом Кристе («Пение»), Хансом Ван Маненом («Польские пьесы»), Каэтано Сото (Conrazoncorazon). Первые два мэтра порадовали нескончаемым разнообразием форм хореографической лексики и неизменностью творческой позиции: от лучшего только к еще более прекрасному. «Купаться в танце» – это про них. Самый молодой из трех, Каэтано Сото, создал на сцене мир веселый и беззаботный. Микс настроений с ингредиентами из французского кино о «Фантомасе» и о смешных полицейских, отличной музыки (Bésame mucho, например, в исполнении трио Лос Панчос) и шаржевая легкая хореография, в которой то ли люди как лошадки, то ли лошадки как люди в шлемах наездников. Для меня Сото – безусловный фаворит этого сезона. С легкой иронией и добродушием говорить о нас и о жизни, ничего в этом разговоре не утяжеляя и не упрощая, – большой дар.

«Мы все рождаемся, чтобы умереть!» – как бы говорят нам избранные немецко-нидерландские классики. «Это понятно, – словно отвечает им Каэтано Сото, – так давайте же проживем эту жизнь радостно!».

Балет "Алиса" в хореографии Мауро Бигонцетти. Фото Стаса Левшина

Балет "Коппелия" в хореографии Пьера Лакотта. Фото Анны Боннет

Балет "Пение" в хореографии Нильса Кристе. Фото Анны Боннет

Балет "Польские пьесы" в хореографии Ханса Ван Манена. Фото Анны Боннет

Балет Conrazoncorazon в хореографии Каэтано Сото . Фото Анны Боннет

Просмотров: 292Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все