Поиск
  • Беседовала Полина Виноградова

Непохожие похожи

С 28 апреля по 5 мая в Ледовом дворце состоятся показы знаменитого шоу Цирка дю Солей (Cirque du Soleil) OVO, что в переводе значит «яйцо». Шоу OVO было создано в 2009 году в честь 25-летия труппы. Почти десять лет эта поражающая воображение история из жизни насекомых собирает аншлаги по всему миру. Этой весной шоу впервые увидят российские зрители: стартует гастрольный тур в Санкт-Петербурге, далее в графике циркачей Москва, Казань, Екатеринбург, Тольятти и Сочи.

Накануне российской премьеры на вопросы Полины Виноградовой ответил арт-директор шоу OVO, известный танцовщик, режиссер и хореограф Тим Беннет.


— Тим, в свое время Вы выступали на сцене, танцевали и режиссировали различные постановки. Что Вам больше нравится: участвовать в спектакле или самому руководить процессом?


Т.Б: Мне нравится именно режиссура, которая предполагает рождение крепких творческих союзов. Работа в тесной связке с композиторами и дизайнерами, сценаристами и техническими специалистами для меня источник наивысшего вдохновения. Мне крайне комфортно находиться в атмосфере созидания, когда рождается сюжет, когда он обрастает деталями, когда происходит работа над написанием музыки, когда проекту сопутствуют технические решения и ноу-хау, когда начинаются репетиции. Это дает столько сил и эмоций! Мне нравится наблюдать за рождением постановки, за ее превращением из простой идеи, которая витала в воздухе, в реальное выступление, которым наслаждаются зрители в зале.


Как артистический директор шоу OVO, я не принимал участие в проекте в момент его создания. Я присоединился позже. Моя миссия – сделать так, чтобы шоу оставалось живым и интересным, я работаю как с артистами и музыкантами шоу, так и с его технической командой. И это и есть та большая командная работа, которая по сути своей всегда являлась частью процесса – как в момент создания шоу, так и сегодня, когда OVO гастролирует по миру и приносит радость людям.


— В музыкальном театре главные составляющие – музыка и артисты. Какова задача режиссера?


Т.Б: Позвольте с Вами не согласиться. Я считаю, что главное – это история и те идеи, которые она пытается донести до всех нас. Все остальное – музыка, визуальные элементы, номера – ее следствие.

Обязанности режиссера многогранны. Во-первых, я слежу за работой сценаристов и композиторов, ведь сюжет должен считываться, быть одновременно понятным, захватывающим, непредсказуемым, а мораль – универсальной. Более того, я выполняю роль «стилиста», задавая общий тон постановки, тесно сотрудничаю с авторами и исполнителями, задача которых – воплотить задуманное. А задуманное должно быть цельным и последовательным, оно должно буквально поглощать зрителей без остатка. И совсем не важно, над чем вы работаете – будь то музыкальный спектакль, мюзикл про отца-основателя Америки Александра Гамильтона, живой концерт, цирковое или кукольное шоу. Наконец, я ответственен за то, чтобы всем участникам процесса комфортно работалось – с точки зрения наличия всех инструментов для того, чтобы замысел обрел жизнь, и в личном плане, ведь все мы люди. Хороший режиссер, словно капитан корабля: главное – взять правильный курс и не сесть на мель, всегда и во всем помогая команде.


— У вас есть любимый мюзикл?


Т.Б: Самый любимый – это «Гамильтон». Мюзикл стал глотком свежего воздуха, расширив привычные границы музыкального театра. Не похожий ни на что на Бродвее, «Гамильтон» рассказан удивительно современно и неожиданно. Мне кажется, что эта легендарная постановка просто призвана превратить хотя бы часть своих зрителей в заядлых театралов.

В свое время участие в мюзикле «Король Лев» стоило мне нечеловеческих усилий. Я спал и видел, как стану частью этой махины – новаторской, технически сложной и изобретательной. Мне посчастливилось проработать там несколько лет.

С 1992 года я грезил и о работе в Cirque du Soleil. Увидев однажды шоу Nouvelle Experience, шатер которого раскинулся на пирсе в Санта-Монике, Калифорния, я понял, что такое магия театра и его притяжение. Я был сражен наповал уведенным и в тот же миг решил, что однажды стану частью этого. Прошло 25 лет, а мне все еще удается идти бок о бок со своей мечтой.


— Вы к тому же еще владеете продюсерской компанией в Лас-Вегасе. Насколько это прибыльно в США? У нас в России индустрия антрепризных постановок не так развита, наши театры получают финансирование от государства, а Вы должны думать о том, чтобы окупить затраты на спектакль…


Т.Б: Управлять компанией, функционирующей в сфере развлечений в Лас-Вегасе, очень непросто. Основал я ее, чтобы творить, чтобы работать над собственными идеями, но вскоре понял, что управление процессами отнимает куда больше сил и энергии, чем само творчество. Вот такая расстановка сил мне, признаться, не совсем по душе. Я бы предпочел творческую составляющую процесса. Приостановив свой бизнес, я ушел работать над развлекательными программами на круизных лайнерах, а потом – в Cirque du Soleil. Реализоваться профессионально и раскрыть свой потенциал мне легче, когда управленческой стороной вопроса занят кто-то другой.


— Что помогает окупить спектакль: участие звезд, эффектные декорации, знакомый сюжет или популярные мелодии?


Т.Б: Главное – предложить рынку, а значит, и вашим зрителям, то, что они хотят видеть. Сколько бы сил вы ни вложили в свой проект, сколько бы звезд вы ни пригласили, все теряет смысл, если ваш продукт не востребован рынком. Всему свое время и место.


— В какой из Ваших постановок сошлись все эти факторы?


Т.Б: Вы знаете, мне посчастливилось работать арт-директором, хореографом и режиссером в крупнейших компаниях, представленных в индустрии развлечений (Disney, Cirque du Soleil, Бостонский оркестр популярной музыки и др.). Эти проекты вовлекали меня во что-то очень важное и масштабное.

Будучи продюсером, я тяготел к менее затратным проектам, минимизируя риски и поддерживая их рентабельность. Взяться за большой и успешный проект в США, где конкуренция невероятно велика, крайне рискованно. В один миг можно потерять все. А можно и сорвать куш. Словом, я делал ставку на проекты скромные, понятные и близкие моему сердцу.


— Как Вы стали частью команды Цирка дю Солей и в чем особенность работы в этом коллективе?


Т.Б: Это история длиною в несколько лет. Как я уже говорил, желание появилось в далеком 1992 году. Когда в 2012 году в Лас-Вегасе закрылся мюзикл «Король Лев», я обратился к людям, которых знал в Cirque du Soleil, и сказал, что был бы рад присоединиться. В последующие несколько лет я прошел десятки собеседований, но лишь шоу OVO открыло передо мною дверь в удивительным мир Cirque du Soleil.

То, что я сегодня делаю, это все, о чем я только мог мечтать. Здесь во главу угла ставят высочайшее качество постановок и их отдельных элементов. Здесь все время повышают планку и задают темп. Здесь рождаются самые новаторские идеи, позволяющие реализовывать, на первый взгляд, невероятные замыслы. Здесь все вокруг мотивирует меня быть открытым, изучать новое.

Конечно, меня неустанно впечатляет мастерство и техника исполнителей. Они воплощают то, что людям должно быть не под силу. Смотрю на них и не перестаю поражаться: один исполнитель делает стойку на руках на пружинящей проволоке, а второй, находясь на привычной высоте над уровнем сцены, одной рукой держится за ремень, а второй – держит свою партнершу за… лодыжку. И сердце начинается учащенно биться.


— Что лично Вам очень нравится в шоу OVO?


Т.Б: Во-первых, мне по душе сама идея шоу о «схожести непохожих», о том, что мир больше, чем нам кажется. Еще мне нравятся цветовое решение этой постановки и ощущение легкости и праздника, которое она дарит. Знаете, принять тех, кто от нас отличается – а OVO именно об этом – пожалуй, самое важное послание, которое должен услышать мир сегодня!


— Тим, Вы капитан отряда гражданского воздушного патруля. Как же это связано с Вашей артистической карьерой и в чем состоят Ваши обязанности на этой должности?


Т.Б: Оказался я в воздушном патруле только потому, что всегда хотел научиться летать. Представьте мальчишку, который бы не грезил об этом! Конечно, в ГВП меня привлекало и то, что они осуществляют поисково-спасательные операции, помогают людям, изучают космическое пространство. Я многое узнал о полетах, провел достаточно времени в небе и даже кому-то помог во время вылетов.

ГВП не имеет никакого отношения к моей работе. И в этом я нахожу огромное преимущество, ведь здесь я общаюсь с людьми, далекими от творчества. Члены моей эскадрильи – летчики-истребители в отставке, и они помогают мне обрести баланс в жизни, активировать ту часть моего мозга, которую я не задействую на работе, услышать иную точку зрения на разные вещи, взглянуть на мир иначе и… в итоге делать лучше свою работу.

Просмотров: 57Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все