Поиск
  • Ирина Сироткина

Компания Jessica Lang Dance в финале DanceInversion

Достигшая знаменитости в своей стране, компания Джессики Лэнг – редкий гость в нашем полушарии. Москвичам повезло – они увидели эту молодую, полную творческих идей и энергии труппу еще до того, как с ней познакомились в Европе (да и познакомятся ли? – в планах компании европейских турне пока нет). Основанный в 2011 году, этот театр танца воплощает хореографию одного автора – Джессики Лэнг. Сама же мисс Лэнг ставит с 1999 года на самых видных американских сценах, включая Американский театр балета (ABT) и Джоффри Балет. В том, что касается музыкальности, красоты входов и выходов, таланта создавать мультифигурные композиции она кажется верной ученицей Джорджа Баланчина. Но сама она ставит на первое место в списке повлиявших на нее людей своего соотечественника Марка Морриса. Впрочем, Моррис по музыкальности не уступит мистеру Би: его не только называют «Моцартом танца», он и оперы режиссирует, и даже за дирижерскую палочку взялся. Спектакли Лэнг, как и балеты Морриса и Баланчина – праздник не только для любителей танца, но и для меломанов.

Балет «Сладкая тихая дума». Фото Sharen Bradford


В Россию компанию Джессики Лэнг привез фестиваль DanceInversion. Привез в самый нужный момент – когда официальные лица двух стран почти перестали разговаривать между собой, и это не сильно тревожит людей мира. Ведь все мы сидим в одной лодке, не так ли? Американцы, танцующие в центре столицы, на сцене Геликон-оперы, – сам этот факт не может не радовать.

Компания привезла шесть работ, включая видеофильм. Программу открыл мужской сольный танец-приветствие «Соло Бах» на партиту И.-С. Баха, удивительно энергичный, легкий и изящный. Впрочем, энергия, виртуозность, элегантность – и, в придачу, юмор – свойственны многим работам Лэнг и принесли ей заслуженный успех. Вторая композиция, на сонеты Шекспира и музыку Джейкоба Чупински, называется «Сладкая тихая дума». Она совсем свежая – премьера состоялась в 2016 году. Двое мужчин и две женщины пытаются станцевать сложность и поэзию человеческих чувств и отношений. Этому помогали самые разнообразные контакты между людьми-телами, включая однополые поддержки – вдобавок к традиционным, где мужчина держит женщину. За ней следовала еще одна новая работа, «Взгляд на тысячу ярдов». Она – скорее об отношениях, солидарности, «чувстве локтя», чем о поэзии, ибо на сцене – взвод солдат. Пять мужчин и четыре женщины, одетые в хаки (модное уже который год), то «маршируют» вместе, то сходятся плечом к плечу, то разбегаются. Несмотря на суровую тему, здесь много юмора – как мне показалось, чаплинского, основанного на трюках немого кино, slapstick comedy. Все это тем более интересно, что в работе использована музыка Бетховена, часто в контрасте с хореографией. Недаром в 2015 году постановка была номинирована на престижную нью-йоркскую премию в области танца и перформанса, известную как «Bessies».

Фрагмент из балета «Великолепная изоляция». Фото Sharen Bradford


После антракта показали еще одно соло – теперь уже женское, «Призыв» («The Calling», в афише переведенный как «Вызов»), фрагмент из балета «Splendid Isolation» («Великолепная изоляция», 2006) – нашумевшую уже работу, где танцовщица в длиннейшей юбке, полы которой разложены вокруг нее, стоит, наклоняется, изгибается, поворачивается. Затем следовал видеофильм «Белый» («White»), снятый в 2011 году, где монтаж усиливает впечатление от танца так, что создается вполне новая, синтетическая работа. Однако большинство зрителей, не посмотрев в программку, не знало, что их ждет фильм, и было настроено на реальный танец. Аплодисменты поэтому прозвучали жидко и разочарованно. Зато потом следовал несомненный успех: «i.n.k» (что можно перевести как «чернила»), красивая работа, использующая видеопроекцию, на специально написанную Джейкобом Чупински музыку. Хореография ее – текучая, «жидкая», как будто из капель и струй. Чрезвычайно гибкие, прыгучие тела артистов балета, тем не менее, способны обмякать и «расплываться» на полу, как кляксы, чтобы вновь потом собраться, словно ртутные шарики. Динамика ни на миг не прекращается: даже если танцовщики делают паузу, их движение продолжает музыка. Музыка и текучее, неостановимое движение чаруют зрителя, словно белая магия. Единственно, чего мне не хватало в балетах Джессики Лэнг, – внутреннего развития, кульминации и пути к ней. Или, как сказал об одном из ее балетов критик Алестер Маколей: «в нем есть чудесные преамбулы и постлюдии, но не хватает “главного блюда”». И мне хотелось сказать вместе с ним: «Больше! еще, пожалуйста!».

Просмотров: 99Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все

Dance Open 2.0