Поиск
  • Вероника Кулагина

Дягилев P.S. Скандинавский стиль

Четыре из десяти дней восьмого по счету Фестиваля «Дягилев P.S.» были отданы танцевальным спектаклям. Старт балетной программе дали две европейских компании, условно объединенные в вечер скандинавской хореографии: Визуальный театр Ульрике Кваде из Амстердама показал одну из последних премьер компании «Коко Шанель», колоритный шведский коллектив Norrdans привез две вещи: балет AB3 (2009) Мартина Форсберга и девятиминутный фрагмент из балета «Плоские пастбища» (1992) уже ставшего классиком балетного театра (и это особенно заметно в контрасте с другими постановками) Матса Эка.

Интернациональный спектакль о великой Шанель нидерландки Ульрике Кваде и уже знакомого российским зрителям норвежца Йо Стрёмгрена (юмористический балет хореографа «Сюита» также в рамках Фестиваля приезжал в Петербург в 2013 году) нельзя назвать балетом – это пластический кукольный театр с элементами танца. Жанр, возникший некогда как смелый эксперимент, сегодня выглядит вполне респектабельно. Стильное оформление: черные широкие брюки, корсеты, шляпы у трех исполнителей-перформеров; мобильная прямоугольная декорация в виде настенного ковра, собранная, кажется, из тонн одежды, то сворачивается, то разворачивается, то превращается в юбку, то, выворачиваясь красноватой изнанкой, выглядит словно содранная кожа. И сама мадам Шанель в виде кукол разных размеров и возрастов в своем легендарном твидовом костюме с нитками жемчуга.

Спектакль «Коко Шанель» Ульрике Кваде и Йо Стрёмгрена. Фото Елизаветы Райковой


Cпектакль получился цельным несмотря на смешение жанров, но временами все же распадался на отдельные элементы: основополагающие кукольные эпизоды выглядели прекрасными подпорками к немногочисленным, но вполне жизнеспособным танцевальным номерам, которые при наращивании хореографического текста легко могли бы стать полноценным балетом. Придаточная роль хореографии в спектакле мешала сосредоточиться на происходящем: все время хотелось её развития, но минус оборачивался плюсом – танец снова и снова доказывал свою абсолютную мощь, он словно птица, попавшая в марионеточные путы, мечтал о свободе, но дать ее не входило в планы создателей.

Сама же история о романах, любви и тотальном одиночестве (хотя какой художник и вообще человек не одинок?) несгибаемой Шанель, ставшей идолом моды, ее богом и мифом, была рассказана с изяществом и вкусом. Её основой стали хлесткие фразы Коко, давно разобранные на афоризмы – они сияли в темноте зала бегущей строкой над сценой: «Я придумала свою жизнь, потому что моя жизнь мне не нравилась», и её же визуальные образы – кукла Коко с неизменной сигаретой в углу рта, переходящая во время шитья с английского на родное французское бормотанье, передвигающаяся на руках от манекена, цокающих, как копытца. Последний визуальный образ действительно врезается в память: передвигаться на кистях рук, очевидно, так же неудобно, как ходить на каблуках – кому, как не женщинам, знать об этом.

Балет AB3 в хореографии Мартина Форсберга. Фото Евгения Пронина


AB3 (2009) на музыку Баха, Вивальди и Aphex Twin шведского хореографа Мартина Форсберга, с профессиональным азартом исполненная четырьмя танцовщиками Норданс (шведской танцевальной компании, существующей с 1995 года), – история о хаосе и порядке, о человеческом любопытстве, страхах и комплексах, рассказанная языком контемпорари с большой долей юмора. У нас говорят: «третий лишний», но Форсберг сделал лишним четвертого – с его появлением нарушается равновесие, отведенное хореографом для трио. Но если не брать в расчет концепцию балетмейстера, можно принять квартет за некое семейство из тех счастливых семейств, что «похожи друг на друга» (роли можно распределить каким угодно образом: «родители и дети», «братья и сестры», «мужья и жены»), внутри которого идет обычная/необычная жизнь: родственники то ссорятся, то мирятся, то пугаются, то веселятся. Европейская хореография, качественно поставленная и столь же качественно исполненная.

Видимо, благодаря самобытному профессионализму исполнителей Норданс Матс Эк, изъявший свои творения из всех мировых балетных хранилищ-театров, оставил этой труппе, состоящей из одиннадцати танцовщиков, свой «Не танец» (Pas de dance) на музыку Дж. Нистрома. Квартет из двух мужчин и двух женщин свободно существовал в сложном динамичном хореографическом мире Эка. Чувствовалось, что этот мир обжит, любим, но не наскучил и каждый раз заставляет танцовщиков выкладываться на сто процентов. За этими танцами с явными фольклорными мотивами, ничуть не поблекшими от времени, отчетливо видна национальная принадлежность хореографа. Может быть, поэтому танцовщики так страстно исполнили этот короткий фрагмент, ставший финальной точкой вечера. И своеобразной точкой отсчета, от которой начали свое движение многие хореографы, в том числе и Йо Стрёмгрен, и Мартин Форсберг.

«Не танец» (Pas de dance) – фрагмент балета «Плоские пастбища» в хореографии Матса Эка.

Фото Елизаветы Райковой

Просмотров: 87Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все