Поиск
  • Вероника Кулагина

Матильда Кшесинская – жизнь как роман

Жизнь Матильды Феликсовны Кшесинской может затмить любой приключенческий роман. Судьба девочки, родившейся в небогатой семье артиста балета, достигшей славы и вершин социального статуса, переехавшей из скромной родительской квартиры в свой личный особняк, одевавшей на сцену только настоящие бриллианты, принимавшей поклонение влиятельных особ с благодарностью и достоинством, и сейчас, спустя век, тревожит и манит. А имя, ставшее легендой Золотого века русского балета и крепко связанное с царской семьей, мелькает сейчас чуть ли не в каждом газетном заголовке.

Матильда Кшесинская выпускница Императорского театрального училища

Матильда Кшесинская родилась 19 августа 1872 года в местечке Лигово, где семья каждое лето снимала дачу. Любовь к театру возникла рано и подпитывалась отцом, Феликсом Кшесинским, танцовщиком Императорских театров. Однажды после спектакля он забыл дочь в театральной ложе и, разгримировавшись, пошел домой. Однако маленькая Маля и не думала пугаться – она залезла под кресло, чтобы дождаться вечернего представления. К ее великому сожалению, дойдя до дома, отец обнаружил пропажу и вернулся за дочерью. Но бесстрашие и любопытство остались при Мале, и когда, уже будучи ученицей Театрального училища, девочка впервые вышла на сцену в роли марионетки в балете «Дон Кихот», она и не думала трястись от страха, подобно другим ученицам. «Никакого страха я не испытывала», — напишет много лет спустя балерина, — «а только счастье выступать на сцене». С таким же бесстрашием и пониманием своего места в истории балета она приведет в своих мемуарах слова Александра III, сказанные ей, никому еще не известной выпускнице: «Будьте украшением и славой нашего балета», а также не забудет процитировать строки из адресованных ей записок Наследника, своей пылкостью напоминающих выдержки из дамских романов. Говорил ли царь эти слова, писал ли балерине его сын (будущий Император Николай II) – мы не узнаем, Кшесинской нечем было их подкрепить, слова – это лишь слова, но и писем Ники она не сохранила. Однако прекрасный флер предрешенности великой театральной судьбы и драмы всей жизни – первой любви к будущему царю – созданный Кшесинской вокруг своего имени, не может не запасть в душу. Веришь, что все, от начала и до конца, было именно так.

Покровительство сильных мира сего никак не могло помочь Кшесинской стать балериной ассолюта, что значит абсолютная, не имеющая равных. Несмотря на все увлечения и бурную светскую жизнь, Кшесинская никогда — ни в начале карьеры, ни на ее пике, не пропускала урока классического танца. Театр – это было место, где она каждый день превращалась в ученицу, не спускающую себе ничего, трудившуюся до седьмого пота.

Именно поэтому движение по карьерной лестнице завершилось полным триумфом балерины. В 1901 году театр покинула последняя итальянская гастролерша Пьерина Леньяни. Засилье неказистых итальянских техничек прекратилось благодаря Кшесинской, которая собственным примером доказала, что русские балерины могут так же (именно она первой повторила небывалый по своей сложности трюк – 32 фуэте) и даже лучше, выражаясь словами Вирджинии Цукки, любимой балерины Кшесинской – «делая технику лишь средством, но не целью».

М. Кшесинская в роли Аспиччии. Балет «Дочь фараона»


Однако дружеские связи помогали Матильде Кшесинской и она ими пользовалась с полным сознанием собственной правоты. Через десять лет службы для нее, в нарушение всех правил, был устроен бенефис. Обычно разрешение от Государя давалось после двадцати лет работы в театре. Конечно, был головокружительный успех, который не под силу было бы устроить даже самому монарху. Публика любила Кшесинскую, ведь как писал Аким Волынский, при ее появлении становилось больше света. Ее любили за энергию, которой она щедро делилась, за то, что из всех поклонников, поднесших ей в общей сложности 83 букета, она не смогла поблагодарить лично лишь одного, и только потому, что на карточке не был указан адрес. Ее любила прислуга, не бросившая барыню в страшные дни февральского переворота, кормившая ее и под страхом расправы выносившая потихоньку из дома, превращенного пролетарской бандой в штаб, все что еще можно было спасти.

Твердость и желание сделать все возможное для благополучия своей семьи не покинули ее и после того, как она сама вернулась в разоренный дом где мраморная ванная была полна окурков, а рояль красного дерева превращен в дрова. Перед тем как покинуть любимый Петербург навсегда, она проехала мимо дома – там Коллонтай разгуливала по ее саду в ее горностаевой шубе, но и это не сломило, а вызвало лишь чувство брезгливости.

Спасаясь от катастрофических последствий революционного кошмара она понимала, что «нет больше ничего своего», нет ни дома, ни денег. На руках сын Владимир, и муж великий князь Андрей Владимирович, не имеющий профессии, совершенно не приспособленный к жизни, в которой деньги, как ни странно, не появляются из ниоткуда.

Отчасти спасло то, что за пять лет до революции Андрей Владимирович купил для Кшесинской виллу на Кап-д'Ай во Франции, названную ее именем. Покупка пригодилась, именно туда семейство приехало в марте 1920 года без денег, но уцелевшее в бушевавшем в России красном вихре.

Казалось бы, привычный уклад роскошной, беспечной жизни рухнул, но как и в детстве, в одиночку дожидаясь отца в театральной ложе, она не испугалась. Блеск прошлого петербургского существования не превратил ее в капризную белоручку с инфантильным сознанием содержанки. Не тут-то было! Твердый характер и железная воля – нужно 32 фуэте, будет вам 32 фуэте, и не просто так, а на одном пятачке сцены, не сходя с места. Лишившись заложенной виллы, она, азартный игрок в рулетку, не горевала, как никто зная цену земным богатствам. Недолго думая, балерина перебирается в Париж, где открывает студию и дает уроки хореографии, обеспечивая себя, мужа и сына.

В ее жизни было много встреч и утрат, были настоящие любовь и дружба и «Воспоминания» – в них она говорила о людях близких и далеких с благодарностью и теплотой, записав в конце книги: «Я написала свои воспоминания – я вновь была счастлива, я вновь страдала».

В чем же секрет успеха Кшесинской в жизни и на сцене? Успеха и у сановников и у полуграмотных рабочих, которые стоя аплодировали ей на последнем выступлении на Родине. Наверное, в необыкновенной силе характера, в том, что с каждым она без труда могла найти общий язык, в искренности танца.

М.Кшесинская в костюме Эсмеральды

М.Кшесинская в костюме Эсмеральды

Матильда Кшесинская и ее знаменитые бриллианты

М. Кшесинская с сыном Владимиром

Просмотров: 825Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все