Поиск
  • Александр Максов

И лунное мерцание, и тысяча нуреевских солнц

Международный фестиваль классического балета в Казани – это двадцать девять лет истории, двести восемьдесят шесть спектаклей и концертов, это примерно девять с половиной месяцев ежедневных представлений и около двухсот восьмидесяти тысяч зрителей… Такая статистика существовала к началу юбилейного – тридцатого – Нуреевского праздника танца. Впервые он состоялся в 1987 году по инициативе директора Татарского государственного театра оперы и балета им. М. Джалиля Рауфаля Мухаметзянова и тогдашнего главного балетмейстера Ларисы Исаковой. Много лет фестивалем руководит тандем бессменного, высокопрофессионального и удивительного по своим человеческим качествам директора театра Рауфаля Сабировича (отнюдь не случайно носящего титул «Рыцаря танца») и главного балетмейстера Владимира Яковлева.

Про таких людей, как Мухаметзянов, говорят: «Человек на своем месте», и многолетнее процветание театра, пережившего капитальную реставрацию, лишний раз тому доказательство. В театре давно сформирована команда единомышленников, позволяющая создать ту замечательную атмосферу деловитости и творчества, в которую вновь окунулись участники и гости XXX Нуреевского фестиваля. Программа размахнулась на небывалый срок – с 13 по 30 мая. Потребовалась огромная подготовительная работа как коллектива театра, так и его верного casting-партнера Айдара Шайдуллина, возглавляющего компанию Globex Promotion.

Фестиваль прекрасно организован. Продуманы концепция, в нуреевском духе сочетающая классику и современность, а также рабочий график. Оркестровые репетиции проходили накануне спектаклей, позволяя артистам спокойно адаптироваться по приезде в Казань и отдохнуть перед выступлением.

Pas de deux из балета «Лауренсия». Лауренсия - Аманда Гомес, Фрондосо - Михаил Тимаев


Стало хорошей традицией встречать зрителей камерным ансамблем со скрипачом Захаром Штейнбергом во главе. Слушая мелодии от Моцарта и Монти до городских романсов и популярных песен, публика с интересом рассматривает стенды, красиво и содержательно оформленные музеем театра в главном фойе. Замечательная выставка рассказала об истории фестиваля, юбилярах, балетмейстерах, художниках, спектаклях. Но фестиваль – не только спектакли. Это ценное тесное общение гостей-артистов, дирижеров Рената Салаватова, Александра Анисимова (Самара), Нуржана Байбусинова (Казахстан), критиков и представителей СМИ. А организация такого общения в уютной Дубовой гостиной – тоже свидетельство умения душевно щедрых хозяев фестиваля: дирекции, администрации, соответствующих отделов, работников итературной части. Все службы не просто работают, как часы, но окружают гостей вниманием и заботой.

Начали с премьеры балета «Ромео и Джульетта», поставленного Владимиром Яковлевым – автором редакции хореографии Бориса Мягкова. Как и следовало ожидать, спектакль получился обстоятельным, добротно оформленным (живописными и жесткими декорациями, с использованием различных визуальных эффектов) и прекрасно исполнен. Он счастливо обошелся без всяких модернистских и постмодернистских штучек (неприятие вызвала только излишняя пестрота костюмов Анны Ипатьевой). На сцене кипели нешуточные шекспировские страсти. В прекрасно поставленных и отрепетированных боях скрещивались шпаги и мечи Капулетти (Глеб Кораблев) и Монтекки (Ильдар Газизов), Меркуцио (Олег Ивенко) и Тибальда (Артем Белов)… Ромео Михаила Тимаева умело переключал интерес зрителей с внешнего рисунка танца на внутренние переживания. А Кристина Андреева вообще танцует, как дышит.

Во втором составе главные партии исполнили бразильцы Таис Диоженес, Вагнер Карвальё. Роль Меркуцио очень подошла Алессандро Каггеджи.

Возвращаясь к Кристине Андреевой и Михаилу Тимаеву, стоит сказать, что они многократно украшали фестивальную афишу, создав образы солистов в роскошной фреске Владимира Васильева на музыку Баха Dona Nobis Pacem, в «Эсмеральде» Андрея Петрова, «Золотой Орде» балетмейстера Георгия Ковтуна – композитора Резеды Ахияровой. Вместе с коллегами по театру – Артемом Беловым, Олегом Ивенко, Нурланом Канетовым, Ильнуром Гайфуллиным, Окавой Коя, Мидори Терада и другими – Андреева и Тимаев сотворили юбилейный Нуреевский праздник.

Балет «Анюта». Анюта - Анастасия Сташкевич, Модест Алексеевич - Вячеслав Лопатин


Значительную долю составили приглашенные артисты. Завидным оказался состав «Анюты» с десантом Большого театра: Анастасией Сташкевич в заглавной роли, Вячеславом Лопатиным (Модест Алексеевич), Михаилом Лобухиным (Артынов), Артёмом Овчаренко (Студент). Вместе с артистами театра им. М. Джалиля Дмитрием Строителевым (Пётр Леонтьевич), Артёмом Беловым (Его Сиятельство), Ольгой Алексеевой (Студентка) они образовали вполне гармоничный исполнительский ансамбль, который поведал безыскусную и в то же время такую по-чеховски пронзительную историю распада личности.

Казанскому зрителю пришлись по душе и другие московские солисты: Арина Аблицова, Максим Афанасьев и Михаил Евгенов из театра «Кремлёвский балет», преобразившиеся в героев «Эсмеральды» – Флер де Лис, Клода Фролло и Квазимодо. Заменив заболевшую коллегу, Аблицова исполнила и партию Гамзатти в «Баядерке». Представителями Музыкального театра им. К.С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко стали магнетически привлекательная Оксана Кардаш (неумолимая Мирта в «Жизели», изысканная Повелительница дриад в «Дон Кихоте») и Иван Михалев (роскошный Эспада).

В прошлом балерина, а ныне педагог-репетитор театра «Кремлевский балет» Жанна Богородицкая также традиционно вносит свою позитивную лепту в актерскую палитру Нуреевского фестиваля. В этот раз она сопровождала свою ученицу, набирающую мастерство Алину Каичеву (Уличная танцовщица и Цыганка в «Дон Кихоте»).

Куда большее расстояние преодолели для приезда в Казань Доротея Жильбер (Парижская опера), Иоланда Корреа (Норвежский национальный балет), Осиель Гунео (Национальный Театр Мюнхена) и Иштван Саймон (Земперопер, Дрезден), а также Мария Петкова и Николай Хаджитанев (Софийский национальный театр оперы и балета), Мария Яковлева и Масаю Кимото (Венская государственная опера).

Балет «Дон Кихот». Китри - Иоланда Корреа, Базиль - Осиэль Гунео


Мария Яковлева хорошо выучена, технична, партия Одетты-Одиллии у нее отточена. Масаю высок, статен, менее выразителен актёрски. Pas de deux Одиллии и Зигфрида артисты переучивать не стали, исполнили хорошо знакомую хореографию Нуреева, в которой танцовщик оказался небезупречным. Как и Доротея Жильбер, замирающая в красивых арабесках виллисы, Мария демонстрировала хороший апломб, впрочем, с Иоландой Корреа, злоупотреблявшей демонстрацией баланса в партии Китри, никто не сравнится. В первом акте балета Жизель Доротея Жильбер отказалась от романтической лакировки. Позы, жесты, мимика, даже ткани костюма, плотнее привычного тюля – все подчеркивало эту приземленность. Русская традиция трактует Жизель все же как хрупкое создание, явно отличное от подруг. Но сцена сумасшествия проведена балериной великолепно. Безумие Жизели, задыхающейся от горя, заставило в равной степени вздрогнуть пейзан на сцене и зрителей, а Альберта Иштвана Саймона едва ли не довело до истерики. Танцовщик обладает отличным большим и мягким прыжком. Его динамичные jeté entrelacé и четкие cabrioles соперничали со стабильным вращением и чистыми пятыми позициями приземлений после tours, правда, не всегда «довернутыми». Легко справляясь с поддержками, Иштван плавно опускал балерину и в adagio даже не щадил себя, непомерным ritenuto испытывая легкие гобоиста. К слову, для многих артистов, увы, стало распространенным порочное желание продемонстрировать свои физические возможности, не считаясь с музыкой, растягивая и разрывая ее.

Фестиваль подытожили два гала-концерта. Для их организации пригласили Андриса Лиепу. Строго говоря, провести финал праздника могли бы и своим силами, но для пущего юбилейного блеска потребовалась медийная фигура. Лиепа выступил не только режиссером концерта, но и комментатором видеокадров, запечатлевших танец Нуреева.

«Летающий японец» Коя Окава перетанцевал изящную Мидори Тэрада в pas de deux Дианы и Актеона. Темпераментно-напористая Аманда Гомес нашла в своем характере много пересечений с образом Лауренсии. В pas de deux одноименного балета ее партнером стал Михаил Тимаев, благородной манерой подчеркивающий виртуозные пассажи хореографии.

Денис Вегиний исполнил «Шмеля» собственного сочинения. Объявленный как «мировая премьера», номер показался парафразом миниатюры Владимира Ангелова и Милтона Мейерсана на ту же музыку Римского-Корсакова и «насекомоведческую» тему в исполнении Расты Томаса. Вообще «мировых премьер» на гала-концерте было целых три. Талантливый балетмейстер и исполнитель Александр Могилев презентовал своего «Человека» (муз. М. Равеля). Иоланда Корреа станцевала «Livetsdans» в постановке Лукаса Лимы де Андрада (муз. Д. Хильшвельдера).

Сцена из балета «Кармен-сюита». Кармен - Екатерина Кондаурова, Хосе - Ксандер Париш


Иштван Саймон в этот вечер потрудился за троих. Вместе с Доротеей Жильбер он исполнил pas de deux Жизели и Альберта, а также «Reminiscence» в постановке Крэйга Девидсона. Сменив партнершу на партнера – Дениса Вегиния – Иштван погрузился в музыку «Концерта для двоих» Баха в неоклассическом воплощении того же хореографа. Высокий стиль и художественный уровень демонстрировали Екатерина Борченко (Михайловсий театр), Екатерина Кондаурова и Ксандер Париш (Мариинский театр). Их дуэты сверкали гранями контрастов. Танцовщик всем своим обликом олицетворяет красоту и гармонию в образе Зигфрида. В таком же ключе интерпретирует свою Одиллию Борченко. Кондаурову же, напротив, привлекают внутренние конфликты. От ее танца не веет благородным покоем, он всегда – вызов. В сцене из «Кармен-сюиты» Кондаурова дала ясное понимание того, что так привораживает мужчин к этой чувственной цыганке, этой рыжеволосой бестии, интригующей своей непредсказуемостью. К такой личности тянутся все – мужчины, женщины, дети, животные. При всей пылкости, Хосе Париша сохранил лирическую мягкость. Пластикой и мимикой артист рисовал состояние юноши, одурманенного страстью, лишенного воли.

Два артиста – Михаил Лобухин и Серхио Берналь – соревновались друг с другом за восторг зрительских эмоций. Лобухин как всегда блистательно исполнил «Всё не так» в постановке Морихиро Иваты (на песню В. Высоцкого). Серхио Берналь из Национального балета Испании конкурировал еще и сам с собой. Его фламенко из балета Мануэля де Фальи «Треуголка» в постановке Антонио Руис Солера – одушевленный, но сдерживаемый железной волей порыв. Можно только догадываться, из каких глубин испанской нации берется эта мужская стать, столь искусно выраженная в пластике. Казалось, перекрыть впечатление от этого танца невозможно. Но нет! «Лебедь» в постановке Рикардо Куэ на музыку Сен-Санса – живое воплощение Зевса, принявшего облик царственной птицы. Такой лебедь соблазнил бы не только мифологическую Леду: потрясающая художественная свобода танцовщика заворожила переполненный зал казанского театра. Похоже, «Лебедь» Берналя стал мужским аналогом шедевра Плисецкой.

Безусловно, концерт не мог обойтись без казанской звезды Кристины Андреевой, блеснувшей в образе обольстительной и безмятежной Вакханки из «Вальпургиевой ночи». Подняв творческий градус до точки кипения, фестивальный занавес скрыл полностью выложившихся артистов. Но только для того, чтобы распахнуться в следующем году, отмечая восьмидесятилетие со дня рождения Рудольфа Нуреева.

Номер «Лебедь» исполняет Серхио Берналь


Просмотров: 372Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все