Поиск
  • Александр Максов

С именем Нуреева на устах и в сердце

За четырехлетнюю паузу моих визитов в Уфу город несказанно преобразился. Похорошел и Башкирский государственный театр оперы и балета, который за время капитального ремонта сумел сохранить свою высокопрофессиональную балетную труппу и не допустил падения ее творческого тонуса. Теперь же на обновленной и прекрасно оснащенной сцене возрождена прерванная в прошлом сезоне традиция проведения фестиваля балетного искусства имени Рудольфа Нуреева. Фестиваль, традиционно проводившийся ежегодно, теперь будет проходить раз в два года. Ныне же он имел внушительный двадцать первый порядковый номер и был посвящен 90-летию Юрия Григоровича. В приветственном слове, обращенном к зрителям и размещенном в фестивальном буклете, балетмейстер написал: «Фестиваль балета имени Рудольфа Нуреева в Уфе, начиная с 1993 года, вводит поклонников танца в мир высокого искусства и несомненно расширяет международные творческие связи Республики Башкортостан.Уверен, что вы и в этот раз сделаете каждый день фестиваля ярким и незабываемым, как это было всегда».

Участники гала-концерта фестиваля имени Рудольфа Нуреева. Фото Андрея Коротнева


Уверенность Юрия Николаевича оправдалась вполне. Были и счастливые встречи, и профессиональные победы артистов, и яркие зрительские впечатления.

Концепция XXI фестиваля получилась внятной, насыщенной смыслами. Начали с «Журавлиной песни» – балета, который некогда привел в искусство Нуреева. «Ромео и Джульетта» Екатеринбургского и «Эсмеральда» Челябинского театров стали символом творческих взаимосвязей и представили уфимцам результат художественных устремлений коллег. «Баядерка» обернулась данью памяти постановщика и выдающегося деятеля башкирского балета Шамиля Терегулова, а «Лебединое озеро» и «Корсар» прошли под знаком Григоровича. Лейттемой его творчество зазвучало и в программе заключительного гала-концерта.

Особенность фестиваля в том, что он оказался богат на дебюты. Если поэтичная Гульсина Мавлюкасова хорошо знакома с партией Зайтунгуль, а Ильдар Маняпов – опытный исполнитель роли Юмагула, то Сергей Бикбулатов впервые создал в «Журавлиной песне» образ Арсланбая. Его коллеги по театру тоже вошли в круг дебютантов: Тагир Тагиров впервые исполнил партию полудикого факира Магедавеи, а Анастасия Алексееева предстала милой и озорной Ману в «Баядерке».

Но, пожалуй, главной интригой фестивальной афиши стали имена трех артистов Большого театра, волею случая оказавшихся в числе приглашенных гостей-дебютантов. Только огромная любовь к сцене и азарт молодости могли заставить Дарью Хохлову, Ангелину Карпову и Артемия Белякова в кратчайшие сроки разучить незнакомую хореографию сложнейших партий Никии, Медоры и Конрада.

Хохловой пришлось не только чуть ли не «с листа» исполнить неведомую ей главную партию «Баядерки», наполнив танец актерской игрой, но еще и выступить с незнакомым партнером Рустамом Исхаковым (Солор). И, с учетом дебюта, спектакль получился весьма успешным: Хохлова совсем не выглядела робкой дебютанткой ни в сцене первого любовного свидания с Солором, ни в горестном монологе ревности, ни в потусторонней отчужденности акта «Теней».

Хороший дуэт сложился и у Ангелины Карповой с Артемием Беляковым в «Корсаре». В танце Ангелины, быть может, нет страсти, но есть широта и свобода. Ее скульптурные ecarte, уверенные вращения, округленные в академических формах руки стали средством выражения проснувшихся чувств Медоры к решительному красавцу Конраду. Беляков в образе корсара правильно исполнил всевозможные pirouettes, double tours, jetés. У него осмысленный и чеканный жест, благородная манера и умение охватить все сценическое пространство. Конрад получился настоящим лидером, хотя и достаточно идеализированным пиратом.

Балет «Баядерка». Никия - Дарья Хохлова. Фото Андрея Коротнева


Естественно, что «Ромео и Джульетта» в постановке Вячеслава Самодурова, недавно отмеченного Российской национальной премией «Золотая маска», привлек особое внимание публики. Балетмейстер предложил свою версию произведения о том, как грубая сила, жестокость, агрессия и нелепые амбиции могут загубить и трепетное чувство любви, и юные жизни людей, против них восстающих.

Стилевое разнообразие фестивальной афиши продолжила челябинская «Эсмеральда». Она явила пример восстановления спектакля Петипа по записям хореографического текста, хранящимся в библиотеке Гарвардского университета.

Если «Эсмеральда», осуществленная Юрием Бурлака, стремилась к некоей аутентичности, то «Лебединое озеро» Юрия Григоровича – это авторский взгляд на классическое произведение. Здесь, безусловно, царила солистка Михайловского театра Екатерина Борченко (Одетта и Одиллия). В образе белого лебедя она была томной и изливалась в певучих линиях и позах. Одиллия же движением и взглядом «колола» Зигфрида – надежного рыцаря, сценически эффектного Ивана Зайцева.

Гала-концерт, безупречно организованный и проведенный талантливым режиссером Андреем Меланьиным, порадовал созвездием исполнителей. Он познакомил уфимцев с классикой в самом широком диапазоне – от Петипа до Бежара, а также с сегодняшними творческими поисками хореографической выразительности. Концерт начался с «Куадрильи» на музыку Эдуарда Элгара в постановке Рината Абушахманова. Хореографическое шествие исполнили учащиеся Башкирского хореографического колледжа, носящего имя Нуреева.

Программка привлекла анонсом пяти «мировых премьер». Нина Мадан (Москва) сочинила развернутый дуэт «Куклы» на музыку С. Прокофьева, с помощью артистов Карины Салимовой, Амины Халиковой, Ильнура Зубаирова и Динара Шакирова «Цветами любви» (музыка Тома Тыквера) раскрасил сцену и другой москвич – Вячеслав Пегарев.

Три замечательные миниатюры связаны с именем балетмейстера Ирины Филипповой, раскрывшей яркий темперамент башкирских танцовщиков, их чуткость к современной пластике: Сергея Бикбулатова («Небеса» на музыку Эдуарда Артемьева), Руслана Абулханова («Мужской мир» на музыку Джеймса Брауна), Софьи Гаврюшиной и Сергея Бикбулатова («Столкновение» на музыку Антонио Вивальди).

Балет «Корсар». Медора - Ангелина Карпова, Конрад - Артемий Беляков.

Фото Андрея Коротнева


Талант Григоровича засверкал драгоценными гранями в дуэтах и анcамблевых композициях. Олег Шайбаков преображался из величественного Красса в нежного Ферхада, становясь партнером двух балерин: Гульсины Мавлюкасовой – ее холодно-торжественной Эгины в сцене из «Спартака» – и академически точной Ангелины Карповой, вычерчивающей графикой любовную тоску Мехменэ Бану в дуэте из «Легенды о любви». Контрастируя с неспешными эволюциями патрициев, к восстанию призывал мужественный Спартак Рустама Исхакова. А Надежда Цветкова и Владимир Морозов – гости из Краснодарского театра балета Юрия Григоровича – перенесли в иное время и в иную лирическую сферу adagio влюбленных Риты и Бориса из балета «Золотой век».

Виртуозные солисты театра «Кремлевский балет» Саори Коике и Егор Мотузов любят хореографию технически сложную, образы патетические. Для них pas de deux из балета Петипа «Талисман» и «Вальс» М. Мошковского-В. Вайнонена не только не представляют никаких проблем, но и являются излюбленными в подобных дивертисментах.

На XXI Нуреевский съехались артисты не только из разных театров, городов и стран, но и континентов. Артемий Пыжов из Национального театра Словакии исполнил adagio из балета «Щелкунчик» и pas de deux из «Корсара (партнерша Екатерина Первушина), солист Парижской оперы Алессио Карбоне «заговорил» пластичным телом в solo из бежаровского «Arepo». А Лоурен Стронджин и Джозеф Уолш из «Сан-Франциско балет» ярким исполнением сцены из «Рубинов» Баланчина затмили свое же adagio Одетты и Зигфрида («Лебединое озеро»).

Фестиваль завершился. Гости и участники сердечно поблагодарили организаторов и увезли с собой чудесные сувениры, приготовленные театром. В следующем году Рудольфу Нурееву исполнилось бы 80 лет. Пора начинать подготовку к празднованию, чтобы столь же торжественно и тепло отметить дату.

Алессио Карбоне в соло из балета «Arepo» в хореографии Мориса Бежара.

Фото Андрея Коротнева

Просмотров: 157Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все