Поиск
  • Ольга Шкарпеткина

Анна уходит в небо

135 лет Анне Павловой,

30 лет «Анне Павловой»

Искусство ХХ века было бы неполноценным без рождения кинематографа и Анны Павловны Павловой. Они удивительно друг другу подходят, несмотря на то что отношения Павловой с кинематографом не назовешь простыми. Но оба – революционные, стремительно, как поезд братьев Люмьер, ворвавшиеся в культуру, невозможные без рекламы, поглощающие сознание простых, далеких от богемы зрителей из самых дальних уголков планеты, куда хаживала разве что нога миссионера да крепкая стальная ножка Анны Павловой. Такая же стальная, как ее характер, деловая хватка и сила воли, такая же жизнеутверждающая, как целлулоидная пленка.

В своих мемуарах Виктор Дандре, детализируя жизнь Анны Павловны в разных ее аспектах, отдельную главу отводит роли кино в жизни балерины. Открытая всему новому, Павлова очень интересовалась кинематографом не только как искусством, способным запечатлевать события жизни (балерина много снимала сама, путешествуя по миру), но и как возможностью сохранить свой танец. Однако первые опыты по съемке танцевальных номеров обернулись для Анны Павловны неудачей: статичная, пока еще несовершенная камера диктовала движение в строго ограниченном пространстве, «съедая» половину номера, если оно не было соблюдено, а уход вглубь или приближение к авансцене заставляли артистку то пропадать из поля зрения, то танцевать «на носу» у кинозрителя. Кроме того, у самокритичной Анны Павловны сложилось впечатление, что ее специфическое, с тонкими чертами лицо нефотогенично. Ситуацию попробовали исправить голливудские друзья балерины, кинозвезды Мэри Пикфорд, Дуглас Фэрбенкс и Чарльз Чаплин, которые, отсмотрев сделанные материалы, похвалили их, научили Павлову секретам грима для съемки и правильного освещения и помогли, наконец, удачно снять несколько ее танцев.

Анна Павлова и Мэри Пикфорд


В 1915 году крупная американская компания Universal Film Manufacturing предложила Анне Павловой главную роль в полнометражном фильме супругов Луис Вебер и Филипса Смолли «Немая из Портичи» (“The Dumb Girl of Portici ”), сценарий которого базировался на сюжете известной оперы Д. Обера. «Изюминка» этой оперы в том, что главная роль Фенеллы (практически лопедевеговской бунтарки-Лауренсии) отведена здесь не вокалистке, а артистке балета. В свое время в ней блистала Фанни Эльслер. Как анонсировала газета “The New York Times” от 9 июня 1915 г., проект обещал быть грандиозным. Но все это не сильно соблазняло разочаровавшуюся в своем образе на экране Павлову, в то время как Луис Вебер, одна из первых женщин-режиссеров в мировой киноиндустрии, мечтала заполучить на главную роль обладавшую бешеной популярностью (сейчас это назвали бы «медийностью») звезду балета. Верх, как всегда, взял деловой подход: прокат фильма помог бы Анне Павловне профинансировать очередное турне ее труппы – и, разумеется, подогрел бы к нему интерес.

По свидетельству В. Дандре, «съемка этой картины доставила Анне Павловне много огорчений и разочарований… Не зная требований кинематографических аппаратов, Анна Павловна часто делала слишком сильные, быстрые, порывистые движения. …Вся картина Анне Павловне не нравилась. Она находила ее искусственной и нагроможденной»[1]. Премьера состоялась 3 апреля 1916 г. в кинотеатре на Манхэттене, «фильма» оправдала возложенные на нее продюсерами ожидания и везде шла с успехом, как язвит Дандре, «только благодаря имени Анны Павловой».

А.П. Павлова в роли Фенеллы в фильме "Немая из Портичи" (1915)


То, что имя Анны Павловой – уже залог успеха фильма, наверняка прогнозировали и создатели художественной кинобиографии балерины. Пять стран, пять телевизионных серий (в киноверсии их две) были в распоряжении сложившегося лирико-поэтического творческого дуэта режиссера Эмиля Лотяну и композитора Евгения Доги. Думается, этот масштабный проект был приурочен к столетию балерины, однако на экраны СССР сокращенный двухсерийный вариант фильма вышел только в 1983 г. (целиком все пять серий-новелл – в 1986 г.). Стилистика фильма не выбивалась из уже намеченной Лотяну и Догой авторской линии романтической кинопоэмы. Эмоциональную структуру сценария формировала тоска русской балерины по Родине, ее желание вернуться в Россию. Проблема в том, что сама эта стилистика ну никак не соответствовала феномену личности Анны Павловой. Вот почему любимая актриса Лотяну Галина Беляева, в прошлом артистка балета, просто не смогла бы при всем желании представить его зрителю. Беляева играла образ Анны Павловой, некое представление об Анне Павловой, но не ее саму, как она могла бы воплотить образ любой другой великой русской балерины-эмигрантки. Суть в том, что через Г. Беляеву мы смотрим на А. Павлову будто через размытую линзу, всегда в дымке ее акварельной игры: нежная, незащищенная, страдающая, несамостоятельная; так ребенок сурово сжимает кулачок, грозя взрослым, обидевшим его, и совершенно понятно желание Дандре (Д. Фокс) взять ее под крыло, всегда и везде заботиться о ней. Разве смогла бы такая женщина создавать свои труппы, словно «Дягилев в юбке», колесить по миру, танцевать на многотысячной арене и в ангарах для скота, возродить национальные танцы Индии и Мексики, считать убытки и приумножать доходы? И так бы хотелось навести резкость этого фокуса, заострить черты лица и характера, подбавить жесткости и перца, показав того самого «ласкового и нежного зверя»! Но Анна у Лотяну, как и его табор, растворилась в небе. Стоя на крыше мчащегося по городам и странам поезда, раскинув руки в почти крестном распятии, Анна-Г. Беляева со свинцовой обреченностью и безразличием фокинского Петрушки произносит: «Я лечу…».

Анна - Г. Беляева и Дандре - Д. Фокс


Помимо образа главной героини, в фильме много удач как у драматических актеров, исполняющих роли артистов балета, так и у профессиональных артистов балета, играющих подчас трагедию. Так, сложную роль Вацлава Нижинского взял на себя солист (ныне педагог-репетитор) Музыкального театра им. К.С. Станиславского и В.И. Немировича-Данченко Михаил Крапивин, образ Мариуса Ивановича Петипа блистательно воплотил Петр Гусев, партнером Анны Александром Волининым стал звезда советского балета эстонец Тийт Хярм. Несомненная победа актерского состава – Михаил Фокин в трактовке Сергея Шакурова: обаятельный, дерзкий, решительный – веришь, что таким и был идущий «против течения» Михаил Михайлович. Холеный красавец Серж Лифарь (Игорь Скляр), вальяжная, с колдовскими глазами Матильда Кшесинская (Наталья Фатеева), эпатажный Дягилев (Всеволод Ларионов) составили галерею ярких образов «Анны Павловой», фильма-посвящения великой балерине ХХ века.

«Образ танцовщицы… у каждого свой… для каждого великий»[2].


[1] Дандре В. Анна Павлова: Жизнь и легенда. – СПб, «Вита Нова», 2003. – С. 312.

[2] Красовская В.М. Анна Павлова: Страницы жизни русской танцовщицы. – Л.-М., «Искусство», 1965.

Просмотров: 186Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все