Поиск
  • protanecmagazine

Фламенко: back to basics


С 5 по 10 декабря в рамках 14 международного фестиваля фламенко «¡Viva España!» на суд зрителей в трех городах России: Москве, Санкт-Петербурге, Калуге были представлены две постановки: — «Дочери Альбы» и «Основы».

«Дочери Альбы» — это спектакль, созданный именитым испанским хореографом Хавьером Латорре по мотивам произведения Ф.Г. Лорки «Дом Бернарды Альбы», рассказывающего о тяжелой жизни юных сестер, вынужденных носить семилетний траур. Однако нынешняя постановка существенно отличается от классического спектакля 1988 года, об этом рассказал нам в эксклюзивном интервью сам мэтр:

«Первая часть спектакля (бессюжетная) была создана специально для российского зрителя, поскольку испанская классика в первозданном виде в России практически не исполняется на сцене. Мы хотели представить весь «веер», все грани испанской культуры, поэтому один из номеров исполняется под нетипичную для фламенко музыку классических испанских композиторов».

Зритель в первой части спектакля оказывается в роли «ученика», его знакомят с «лексикой» и «грамматикой» танца, а уже после рассказывают на языке этого танца историю.

Гитарная интерлюдия к спектаклю представляет собой попурри из разных ритмических рисунков, типичных для фламенко. Затем на сцену выступает канта (певица), чьи страхи и боль выплескиваются в песне. Танцовщица поначалу слушает ее, но жаждет ответить, показать, что она понимает чувства канты — и откликается танцем. Поначалу робко, смелея с каждым шагом, она открывает для себя этот новый способ говорить и вот уже она не просто следует за музыкой, а рождает собственный ритм, выстукивая дроби и эффектно взмахивая «хвостом» традиционного платья Bata de Cola.

«Труппа фламенко во время спектакля внешне похожа на рок-группу: артисты подходят друг к другу, танцор и певец общаются лицом к лицу. На самом деле, та же степень взаимодействия есть и у классической труппы с десятками музыкантов, солистами, кордебалетом, и людьми за сценой, просто во фламенко это принято выставлять напоказ»

Вторым хореографическим номером стал танец Кристиана Лосано. Изобилие поворотов на одной ноге во множестве различных позиций, заметное влияние классического танца и бешеная энергетика — таков стиль единственного танцора-испанца в труппе.

«Мы сотрудничали с фестивалем на протяжении трех лет и в этом году я предложил создать полностью русскую труппу для постановки спектакля мирового уровня. К сожалению, идея оказалась утопической — уровень гитаристов в России хоть и растет, но пока недостаточен, мужчин-байлаоров очень мало и они пока тоже «не вытянут» столь значимую партию, а с певицами и вовсе дела плохи... Но мы работаем над тем, чтобы сформировать полностью русскую труппу, пока же трое из 12 человек − испанцы. Впрочем, россиянам необходимо присутствие людей извне, нужно постоянно учиться у зарубежных мастеров (и не только танцоров) − без этого круг замкнется и развитие остановится».

Завершает первую часть спектакля танец Лосано, который подобен Аполлону в окружении семи нимф-байлаор. Одна связка, один уровень мастерства и абсолютная индивидуальность в исполнении.

Вторая часть спектакля это достаточно нетипичная для стиля фламенко постановка. Четыре сестры это четыре разных характера: суровая хранительница морали в исполнении Натальи Зайковой, юная бунтарка и главная антагонистка первой Юлия Катышкина, девушка-ребенок Наталия Прибытко и стоящая на распутье героиня Юлии Пламс. Все они в глубине души жаждут любви, красоты, развлечений, траур тяготит их, а мужской образ в голове, отгороженный от них символической «завесой», кому-то дарит надежду, а кому-то отчаяние.

Героиня Зайковой поначалу кажется зрителю воплощением строгости: она одета скромнее всех, носит большой крест на груди, исправно молится и яростно накидывается на сестер, пытающихся нарушить табу. Но на самом деле ее борьба с сестрами − лишь отражение ее внутренней войны с самой собой и своими желаниями. Мужской образ в голове приносит только мучения, ее жизнь это отчаянная борьба, которая в конце концов выматывает, и героиня отказывается от нее.

Ее главная антагонистка проявляет свой непокорный нрав с первых секунд спектакля. Под траурным платьем заметен жемчужный подъюбник, как символ внутреннего света и огня, который не удается спрятать за черными одеждами. В отсутствие других радостей она наслаждается собственной дерзостью. Демонстративно отворачивается, в качестве протеста размахивает веером у лица суровой сестры, последней и со скандалом встает на общую молитву... Мужской образ для нее − это мечта, дающая силы для того, чтобы жить. Они с Кристианом Лосано движутся в унисон, чувствуя друг друга на расстоянии...

Героиня Наталии Прибытко − еще ребенок в душе, ее меньше других беспокоит отсутствие мужчин, но она скучает по красивым нарядам, развлечениям, ей всего-то и хочется, чтобы в доме было веселее. Поэтому она предпочитает погруженным в мрачные раздумья сестрам юную бунтарку-героиню Катышкиной, пытается подражать ей, строит веселые планы побега, погружается в мечты − но после окончания игры не пытается претворить планы в жизнь, ей для этого не хватает решимости и твердости характера.

Наконец, героиня Юлии Пламс − это человек на распутье. Поначалу она поддерживает героиню Зайковой, и ее вера, как ни странно, только укрепляется, когда она застает сестру, в минуту слабости распустившей волосы и накинувшей запретную зеленую шаль. Но огонек жизни, горящий в душах других сестер, подкупает ее — и она переходит на их сторону. И вот уже сестры в едином порыве и изнеможении срывают покров, отделяющий их от «мужчины из мечты», но обнаруживают только пустоту. Зайкова в бессилии обращается к религии, Пламс прячется от своих мыслей в домашних делах, Прибытко затихает где-то в углу дома на стуле, а упрямая Катышкина все равно выбегает наружу, на свободу, пусть там никто ее и не ждет…

Хавьер Латорре − мастер запоминающихся постановок, сейчас он работает сразу над несколькими проектами: спектаклем с участием Евы Йербабуэны, самого себя и японского байлаора Хапонеса и постановкой о последнем дне жизни Лорки перед расстрелом − «Сонеты темной любви».

Фламенко для большинства людей в России − это, прежде всего, танец. Но по мнению испанского танцовщика и хореографа Давида Переса, три «кита» фламенко – музыка, танец и вокал, должны быть равнозначны. Поэтому в начале спектакля (традиционно первым вступает гитарист, к которому по очереди подключаются кантаор и байлаор) танцор принципиально стоит не по центру, а в правом углу сцены.

Герои испанских поэм, которых Перес представляет на сцене, − это скорее наброски образов, но, в то же время, их характеры четко различимы между собой. Каждую мелодию Давид что-то меняет в своем облике (будь то шейный платок, жилетка, пиджак), в технике исполнения танца и в структуре перемещения по сцене (так, один герой не может оторваться от воображаемого зеркала, другой — движется вперед сквозь сопротивление). Характерные черты танцевальной стилистики Переса: это большое внимание, уделяемое пластике корпуса и частое использование указующих жестов.

Неожиданно в исключительно мужское общество врывается она − Мария Хосе Леон, воплощение изящества, женщина в самом расцвете сил, знающая себе цену, гордая, но без гордыни, страстная, но способная контролировать себя. Ее дуэт с Пересом это вызов зрителям, они действуют синхронно и заодно при этом, соперничая друг с другом, и это соперничество ожидаемо перерастает в страсть. Страсть без жажды присвоения и обладания, страсть-восхищение, страсть-уважение: из этого поединка никто не выйдет победителем, но, все же, она уходит первой, оставив Давиду свою шаль с бахромой. К удивлению зрителей, Перес блестяще владеет преимущественно «женской» техникой танца с шалью и танцем с кастаньетами.

Вторая часть спектакля является более сложной технически и насыщенной эмоционально. Мария Хосе Леон предстает перед публикой в фантастической красоты зелено-алом платье со шлейфом, в котором изображает неотъемлемый атрибут фламенко − алую розу, а Перес, воодушевившись ее выступлением, выстукивает немыслимые по ритмике дроби. Зрители не успевали аплодировать и вполовину так быстро, как артист выстукивал ритм. Кульминационная развязка − это полная самоотдача танцора, создание своего собственного ритма, собственной вселенной, и страстный монолог исполнителя о сущности фламенко, прозвучавший перед поклоном. Танец, музыка, вокал − только в этом триединстве можно оценить всю красоту и великолепие культуры фламенко.

Мария Глазырина

Фото Виктора Костина

Просмотров: 201Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все