Поиск
  • protanecmagazine

Выпускники кафедры современной хореографии встали в "Первую позицию"


На программке вечера, состоявшегося 25 июня в Учебном театре ГИТИСа и названного «Первая позиция», отличное фото. Ноги людей, стоящих вкруг, близко к друг другу. Все, кроме одного – в ботинках, и только один (одна?) – босиком. Это и есть первая позиция современного танца: без обуви, балеток и, тем более, пуантов. Босые ноги плотнее стоят на земле, дают возможность почувствовать основу, стать более устойчивым и открытым. Открытость новому, стремление искать, смелость экспериментировать – вот установка современного танца, делающая его для многих привлекательнее традиционных, устоявшихся жанров. И замечательно, что в последние годы в ведущих театральных и балетных школах страны создана возможность заниматься современным танцем вплотную и всерьез. В Академии русского балета им. А.Я. Вагановой открылась магистратура «Художественные практики в современном танце», а в ГИТИСе – магистратура по современной хореографии и сценическому танцу. «Первая позиция» – это показ работ первого выпуска магистерского курса ГИТИСа, набор на который состоялся в 2013 году. Мы увидели пять работ, созданных Софьей Гайдуковой, Катериной Незвановой-Мельниковой, Екатериной Стегний, Ольгой Тимошенко и Татьяной Чижиковой; им принадлежала идея и хореография; танцевали приглашенные ими танцовщики и иногда они сами. Сценография, костюмы и свет делали друзья выпускниц. В результате получились работы, которые вполне можно защищать. Тем более, при такой поддержке доброжелательной публики, которая собралась в прекрасном зале Учебного театра в этот теплый июньский вечер. Итак, первой мы увидели “Alternative” Софьи Гайдуковой на музыку Alva Noto+Ryuchi Sakamoto, Insa Donja Kai и “Fantomas”. Возможно, что-то из названия последней группы вошло в саму работу: солисты (сама Софья Гайдукова и артист Балета «Москва» Константин Матулевский) были «лысыми». Побрить головы они не решились, но одели резиновые шапочки телесного цвета (к сожалению, из 5-го ряда было видно, что это всего лишь резиновая альтернатива бритому черепу, который, конечно, смотрелся бы аутентичнее). Композиция началась с выхода группы танцовщиц в белом, которые должны были означать «социум» или «толпу»; затем появились одетые в черное солисты (великолепный Константин Матулевский – с обнаженным торсом), видимо, и представлявшие «альтернативу». Свое право на выбор они начали осуществлять с тремора – дрожи всего тела, и тем же закончили. Развернутый дуэт включал движения как в сфере собственного тела (если пользоваться термином Рудольфа Лабана), так и широкие перемещения по площадке. Насколько эффектным выглядел дуэт, настолько же невыразительными показалась мне роль «хора»; да и взаимодействие его с солистами, к сожалению, не всегда было отчетливым. Хореография оказалась интересней замысла, всегда актуального (многим ли удается не потеряться в социуме и найти свой путь, свою альтернативу?), но в театре уже избитого и в работе проведенного не очень уверенно. Будем считать, что, как и у других магистрантов, у хореографа Софьи Гайдуковой все еще впереди. «Точка сборки» Екатерины Стегний, на мой взгляд, лучше выражала именно то, что пыталась сказать ее предшественница. Здесь тоже было противостояние одиночек, белых ворон, и группы, «толпы». Причем группа была сделана гораздо более агрессивной, что рождало напряжение и драму. Вступив во взаимодествие с «толпой», «одиночки» в конце концов погибали, - к счастью, успев до этого показать качественное, наполненное чувством/смыслом движение. Мне понравилось хореографическое решение этой борьбы – сочетание танцевальных движений с обыденными жестами (например, когда каждый в толпе тыкает в одиночку пальцем). По идее хореографа, таких противостояний «герой–толпа» предполагалось несколько и даже, думается получилось слишком много. Пройдя свою середину, работа стала восприниматься как неоправданно, немотивированно затянувшаяся. Возможно, тут стоило бы поработать с композицией, перенеся драматическую кульминацию поближе к концу, или же просто сократить число «точек сборки», и тогда сильное начало завершилось бы не менее сильным финишем. По сравнению с предыдущими, работа Катерины Незвановой-Мельниковой «Фоби» показалась стремительно краткой и, несмотря на свое название, легкой и даже веселой. Она дала зрителям отдохнуть от темы одиночества и агрессии толпы, показав страхи совсем другого рода – например, погонню за воздушными шариками, которые имели свойство разбегаться и исчезать за занавесом. Фобии – это, сокрее, навязчивые движения, обсессии, которые легко становятся смешными, что и вызывало к жизни интересных персонажей: ссутулившуюся, озирающуюся по сторонам женскую фигурку (сама Катерина Незванова-Мельникова), другую женскую фигурку, бодрую и динамичную, наконец, мужского персонажа в белом, похожего на Пьеро. Сценография с множеством черных воздушных шариков, которыми в антракте удалось поиграть и зрителям, напоминала о цирке. Цирковое настроение создавалось и узнаваемыми амплуа: «рыжий клоун», «печальный клоун», каждый со своими позами жестами. Подобного танцтеатра мы видим много, но юмор каждый раз делает его зрелищным. В работе “Two tea to room two two” Татьяна Чижикова выбрала своей темой то же одиночество, но теперь еще помноженное на временность пребывания в отеле. Этот сюжет ей подсказала история Владимира Набокова и неукорененное существование других русских эмигрантов. Видимо, поэтому в сценографии появились четыре подушки и одна простыня, которую каждый раз заново стелил один из танцовщиков. Четверо исполнителей что-то делали каждый со своей подушкой, менялись местами, но почти никогда не соединялись друг с другом и редко вступали в отношения. Возможно, именно поэтому – из-за отсутствия взаимодействия – танец оказался не слишком разнообразным и интересным. Попытка засчитывается, но хочется развития, и с движенческой, хореографической, и драматической стороны. Может быть, поэкспериментировать еще с музыкой?

Наконец, Ольга Тимошенко показала свою работу «Если нет, то да», показавшуюся мне (а, судя по аплодисментам, не только мне) выполненной на круглую пятерку. Три танцовщика – сама Ольга Тимошенко, ее партнер Александр Шуйский и экзотическая, с длинными, черными, как смоль, волосами Анн Шарлот Куйо, во-первых, прекрасно двигались, а во-вторых их хорошо продуманные соло непрерывно сменялось дуэтами и трио, создавая напряжение и саспенс. После начального дуэта Ольги и Александра (танцовщики одного роста и часто менялись в поддрежках местами, ломая стереотип «мужчина–женщина») отлично было обыграно появление третьей участницы: из-под покрытого длинной скатертью стола внезапно показывались ее ноги, затем появлялась закутанная в покрывало фигурка, и только потом из нее рождалась темноволосая венера Анн Шарлот. Мне понравился и выбор музыки, и мастерски, без швов соединенные фрагменты работы, так, что создавалось впечатление непрерывного, длящегося танца, который и смотрелся на одном дыхании. Зрелая работа – зрелищная, танцевальная, драматичная и просто красивая. Браво, Ольга! И спасибо всем участникам этого вечера, по-июньски выпускного и праздничного.

Ирина Сироткина

Фото предоставлены автором

Просмотров: 43Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все

Dance Open 2.0