Поиск
  • protanecmagazine

Хореография живописи


В марте 2015 года петербургская труппа «Интеллбалет» на сцене Драматического театра «На Литейном» представила новые композиции в программе «Танец и живопись», которые совершенно не похожи на все то, что зритель видит на больших сценах нашего города.


Необычны музыка и хореография, костюмы и свет, темы и их интерпретация в танце. Фигуры танцовщиков то распадаются на яркие ожившие осколки рекламных плакатов 20-х годов ХХ века, то бесформенная масса шевелясь растет, ширится и выпускает из себя прекрасной формы росток жизни, или куклы, широко распахнув глаза, завороженно глядят в мир людей…


Хореограф (Л.Иванова) представила пластикой тела работы отца-художника (И.Иванова), которые окружали ее с детства. А это как раз были холсты с садовыми цветами; пупсами, застывшими в странных позах, то одиноко, то по несколько, расположенных на полотне; или мятой бумагой, будто художник специально намял ее и бросил, а позже увлекся игрой светотеней в бесчисленных изломах сухого податливого материала; страстные фигуры, и трепещущие на ветру паруса – во все эти живописные сюжеты внесены музыка, танец, жизнь.


В отанцованных созвучиях сложнейших партитур К.Штокхаузена и Я.Ксенакиса, П.Булеза и А.Веберна есть своя, загадочная и крайне привлекательная сторона… через некоторое время музыкальный, живописный и хореографический ряд взаимодействуя и дополняя друг друга раскрываются в драматическом и чувственном действе… и тем не менее внутреннего спокойствия, гармонии, душевного равновесия зритель здесь не дождется.


Среди представленных сочинений лишь два соло: «Кукла» (комп. А.Веберн) и «Пьеро» (комп. М.Рихтер). Оба персонажа, как старинные детские фарфоровые игрушки прекрасно одеты. Но пышное серебристое платье с громадным бантом и снежно-кремовый костюм с широкими шальварами и черной шапочкой не скрывают их хрупкой надломленности. Ожившие персонажи детских игр, перешагнув в мир людей страдают от невозможности понять его. Их кукольная сущность не исчезает, а проявляется в угловатой неестественной пластике движущегося тела. Диссонансы музыкального полотна созвучны безумствам очеловеченных кукол… Кукла-девочка (А.Шульдякова), бесконечно удивленным взглядом, наблюдает пространство вокруг себя. Она кружится и прыгает, поднимает ноги и падает корпусом вниз, складываясь вдвое, но от этих движений человечнее и мягче не становится.


Под неуловимо нежную и светлую мелодию танцует Пьеро (Ян Нам), его огромные воздушные одежды развиваются в крупных бросках ног и при взлетах на прыжках. На фоне большой живописной Пьеро-куклы её движущийся аналог воспринимается, как душа этой куклы неизбывно грустно-лиричная…


Сложность и драматичность отношений композитора с жизнью, часто отражается в его произведениях. Странная атональная соната № 1 для фортепиано раннее произведение Д.Шостаковича, в ней могли отразиться впечатления и восприятие жизни втор. пол. 1920-х годов совсем еще молодого человека… Это произведение достаточно сложно воспринимать на слух, но неожиданно в хореографическом воплощении музыка приобрела конкретность и видимую графичность.


«Секстет» такое название получила постановка в сочной танцевальной фантазии Л.Ивановой. Пять лихих физкультурниц в красных косынках в упоении от собственной юности, силы и открывающихся возможностей новой жизни. Они распахнуты для всего нового, их танцевальный язык, как эсперанто, построен на смелом смешении разной узнаваемой хореографической лексики. Единственный молодой человек (Ли Жуй), центральная фигура среди физкультурниц-танцовщиц, еще более экспрессивен и акробатичен. Он проделывает невероятные танцевально-гимнастические движения то один, то в окружении девушек.


Двум из них дано высказаться в отдельных соло. Обе вариации жизнеутверждающе веселые, первая – игриво-кокетливая, у второй – пластика прыжков и движений крупная, сильная, гипертрофированно женственная… Секстет исполнителей точно отражает настроение музыки, тревожность, кипение и взлет еще не оформившихся надежд… Последние скульптурно выстроенные позы танцовщиков при красном и белом освещении дают очевидные отсылки к пожару революции и к смелой устремленности в неисследованные недоступные высоты новой формации бытия.


На фоне огромных видеопроекций полотен с бумагой И.Иванова проходит хореографическая композиция «Мятая бумага» (комп. К.Штокхаузен). Над этим сочинением хореограф работает не первый год и на сегодняшний день оно приобрело наиболее совершенный и отточенный вид. Зритель поддается внутренней энергии метафизического мужского танца, который трансформируется под невероятные шумы и скрежет музыки. Три исполнителя в масках (Я.Нам, Е.Ганеев, В.Терновой) облачены в лаконичные короткие шорты и облегающие майки-топы. Цвет этих сценических костюмов точно соответствует живописным первоисточникам и от этого еще сильнее иллюзия оживших бумажных комов. Они страшны в своих угрожающе первобытных движениях-прыжках и позах, их очень короткие пластические дуэты и соло раскрывают недоступную людям жизнь бумаги на холсте живописца. Пластический рисунок образно передает структуру и форму смятого бумажного листа, его видоизменения под воздействием внешнего мира, так раскрывается небольшая история каждого. Хореограф очень точно и тонко почувствовала и передала нюансы сложнейшей музыкальной фактуры произведения Штокхаузена. Танцевальные соло переходят в дуэты и трио, где «бумажные» объекты зависают в эффектных прыжках и решают сложнейшие формулы хореографических комбинаций. Мини-балет


«Мятая бумага» демонстрирует именно мужской танец сильный, сложный и увлекательный в многообразии элементов и комбинаций.


«Цветы» (комп. Д.Сурман), «Две фигуры» (комп. М.Штокхаузен), «Паруса» (комп. П.Булез, Я.Ксенакис). Три маленьких балета, два первых в большей степени бессюжетны первый о цветах, второй о людях. Последний драматургически выстроен, в нем прослеживаются действие и отношения с миром…


Рождение и жизнь цветов в природе всегда привлекало людей прошлых столетий таинственным волшебством появления этой ароматной красоты. Художники, создавая целые букеты или отдельные цветы на холсте, некоторым образом постигают эту магию природы, иногда им открывается, но лишь малая часть секрета… И только через пластику танца вдруг стало осязаемо понятно возникновение цветка, его рост и жизнь. Глубокий сиреневый цвет мелькает и множится в движениях тел танцовщиков и прожекторов. Цветы появляются из черно-бурой земли. Свободный рисунок рук, оригинальные поддержки и позы, некоторая вязкость и явное тяготение к земле в пластике танцовщиков пронизывают танцевальную ткань этого небольшого балета. На заднике также множась меняются цветы ирисы и тюльпаны с полотен художника, их живой аналог в деталях потрясает удивительно верно схваченными хореографом позами и группами.


Первое появление танцовщиков их движения и взаимодействие наводит на воспоминание о Л.Якобсоне и его «Скульптурах Родена»… Но здесь все же, другое, свое и это быстро становиться ясно. «Две фигуры» на музыку М.Штокхаузена, плавные движения, перетекающие позы отдаленно напоминают зарисовки художника – еще слегка схематичные, неточные наброски фигур. Постепенно танцующие образовывают три пары, отсюда рождаются определенные взаимоотношения. Медленно изменяются замысловатые поддержки и связки, индивидуальные для каждого дуэта – словно в попытке найти верное положение хореограф-художник меняет ракурсы танцовщиков. Пластика здесь является продолжением живописи, она одушевляет картины, сменяющиеся на заднике сцены. Конечно, ведь в поиске танцевального языка Лариса Иванова целиком отталкивается от произведений своего отца.


Персонажи проходят разные этапы отношений: притяжение и противостояние, слияние и расхождение – то, что составляет дыхание любви.


Под протяжные звуки саксофона появляется молодой человек (Д.Алиев). Ему навстречу выбегает девушка (Т.Ткаченко). В тоскливую мелодию саксофона врывается глухой, постепенно ускоряющийся ритм, что придает танцу главных героев экспрессивный характер. Их эксцентричный дуэт наполняется динамикой, создавая энергетическую напряженность целому. Когда все перипетии сложных взаимоотношений оказываются позади, они застывают в единой позе, а попеременно появляющиеся участники выстраиваются в различные группы, повторяя живопись полотен на экране, объединенных общей темой «Двух фигур».


Две мятущиеся тени: парус из синя-черный (Е.Кабанов) и парус солнечно-золотой (К.Войтова) раскрыты и трепещут навстречу ветру, судьбе и друг другу. Тонкие, легкие фигуры исполнителей кажется сотканы из грозового воздуха и теплых лучей. Непредсказуема география их танца, как не предсказуемы море и волны…


На волю стихии отданы их жизнь, чувства, танец… «Паруса». Насыщенные цвета тканей костюмов продолжают гамму цветов на полотне задника. Паруса ищут друг друга, страшатся одиночества и когда, наконец, обретают пару в безбрежном пространстве, то ликование прорывается сквозь рокот надвигающегося шторма и сухой скрежет музыки… Два главных центральных паруса в окружении еще нескольких парусов и все вместе с трепетом нетерпения ожидают ветра, когда он расправит их полотнища и понесет вперед. Но ветер слишком силен и волны так велики, что паруса разметывает, как щепки. Их попытки сопротивляться не приносят успеха. Паруса рвет и ломает, они разбросаны и силы их на исходе. В хореографии все переходы ожидания, борьбы и поражения видны без комментариев и происходят на фоне огромного водного пространства, захлестывающих волн, белой пены брызг и фрагментов картин И.Иванова. После разрушающего шторма опять спокойная гладь воды и постепенно возрождающиеся паруса… А у зрителей ощущение свежего ветра, запаха моря, бесконечного неба и теплого солнца остается даже после окончания спектакля.


В канве вечера все показанные хореографические полотна были звеньями одной цепи, каждый выход развивая дополнял представление зрителей о возможностях театральных искусств. В восприятии неординарной пластики тела и музыки не малую роль сыграли великолепно подобранные и музыкально точно возникающие позади исполнителей огромные видеополотна И.Иванова, сочетание сценического света (худ. Д.Тропников), костюмов (худ. И.Семенова), видеофрагментов, музыки и хореографии было на редкость продуманным, что в немалой степени послужило гарантом положительной оценки зрителями увиденного зрелища…


Ирина Пушкина

Фото Марины Гуляевой


Просмотров: 377Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все