Поиск
  • protanecmagazine

Спектр страсти: «Танго и ночь» и «Я, Кармен» на Чеховском фестивале


Первые хореографические спектакли Чеховского фестиваля, официально начавшегося 13 мая, обратили изрядно замерзших в начале месяца москвичей к знойности юга. Свои программы представили аргентинская «Tango Metropolis Dance Company» и труппа всемирно известной танцовщицы фламенко Марии Пахес.


Спектакль «Tango Company», которая была основана в 1995 году Клаудио Хоффманом и Пилар Альварес, строится как череда номеров, иногда связанных общими мотивами, но порой идущих совершенно обособленно. Ход сюжета задается главным образом пространством, и в зависимости от того, где — в собравшем пеструю публику ресторанчике или на перроне железнодорожного вокзала — оказываются герои-танцовщики, разворачивается та или иная история. А истории все об одном. Под звуки живой музыки, исполняемой квинтетом мэтра танго Даниэля Бинелли, вспыхивают чувства, рождается влечение, возникают бурные ссоры—в общем, бурлит обыденная латиноамериканская жизнь. И жизнь эта немыслима без танго — танца, способного выразить внушительный ряд эмоций. В работе «Танго и ночь» труппа представила все возможные вариации танго: от традиционного до необычного и для российской публики даже несколько эксцентричного, от кипящего почти животной страстью до нежного и лирического. Эта нежность, как возможная доминанта танца, который стереотипно ассоциируется с огнем страстей, стала одним из главных открытий вечера и обозначила новые горизонты направления, оказавшегося куда более многослойным и неоднозначным, чем принято считать.


В диалоге друг с другом и со своим искусством артисты предельно откровенны. Актерскую игру здесь заменяет полная погруженность в движение и эмоциональное его осмысление. Показательно, что последнее никак не связывается с утрированной мимикой, которую иногда можно наблюдать у танцовщиков-классиков: танец аргентинцев слит с действительностью, и чувства в нем проявляются так же, как в действительности, не нарочито. В номерах, составляющих «Танго и ночь», вообще нет места неестественности ни в одном из ее проявлений и даже театральности в широком смысле; всю программу можно было с легкостью вынести за многое на своем веку повидавшие стены Театра им. Моссовета и показать на площади, в парке, на живущей своей обычной жизнью улице. Танец возникает из простых, каждодневных ситуаций, преображая людей и мир вокруг. Когда завершаются пантомимные и музыкальные зарисовки, взгляд минуту назад шутивших, ссорившихся, флиртовавших, просто беседовавших героев приковывается к партнерам и начинается всегда очень интимный, но далекий от пошлости рассказ.


Танго не является исключительно эмоциональным произведением, в котором глубина чувств по желанию танцовщиков облекается в какие-то телесные формы, ведь эти формы составляют настоящую техническую систему, весьма обширную, испещряющую танец сложнейшими и исполняемыми на немыслимых скоростях захлестами, поддержками, вращениями. Двенадцать представителей «Tango Company», приехавших в Москву, владеют этим пластическим языком в совершенстве.


Однако танго не единственный язык страсти, урок которого организовал в этом году Чеховский фестиваль. 28 мая сцена вновь оказалась в центре чувственного урагана, на этот раз занесенного в наши широты из Испании. Королева фламенко Мария Пахес в своей постановке «Я, Кармен» отвергает мужской взгляд на известную героиню как соблазнительную роковую красавицу и показывает жизнь чувства с точки зрения женщины. В спектакле нет прямого следования сюжетам Мериме и Бизе, отсылки к образу Кармен встречаются всего два раза. В самом начале в полумраке сцены «танцуют» под музыку Бизе веера, и раскрытый красный веер оказывается поверженным ударом сложенного темного веера, что может обратить зрителя к истории гибели обольстительной героини и к символизирующей испанскую культуру ситуации корриды. Образ-наваждение появляется снова ближе к концу, когда Мария Пахес перед зеркалом примеряет все классические атрибуты знойной испанки: надевает кроваво-красное платье с золотым узором, огромные круглые серьги, прикалывает к волосам алую розу и массивный позолоченный гребень. Но неожиданно рядом с простой бежевой юбкой и надетым поверх нее совсем уж неприглядным фартуком, символом женской доли, в которых до этого представала перед зрителями Пахес, все эти украшения и краски меркнут, а Кармен действительно начинает казаться неживым, почти карикатурным персонажем, созданным мужским воображением. За позолотой не видно сущности, за ней нет чувствующего и страдающего человека, так что Кармен — фикция. Зато Мария Пахес живее всех живых: на глазах зала эта не избегшая жизненных сложностей и выглядящая даже чуть старше своих лет пятидесятиоднолетняя женщина в казавшемся блеклым наряде преобразилась в богиню, не имеющую возраста.


В труппе Марии Пахес обнаруживается полный набор возрастов и комплекций, причем последние не всегда соотносятся с привычными эстетическими идеалами. Но удивительно то, что, когда эти женщины танцуют, исчезают все возрастные рамки, скрываются все физические черты, которые казались несоотносимыми с образом танцовщиц недостатками. Искусство фламенко стирает границу между телесностью и душой, обнажая последнюю через изломы рук и умопомрачительные, чуть ли не искры высекающие дроби каблуков. Главенствующее положение здесь занимает ритм, но умением следовать ему и создавать его мастерство танцовщиков не ограничивается: фламенко немыслимо без работы верхней части корпуса, живущей совершенно отдельной от ног жизнью, плавной, певучей, медлительной. В этом сложном синтезе рождается поэзия, которую, как считает Пахес, способен увидеть и понять каждый зритель, и особенно зрительница. Исполняя в перерыве между пронзительными и серьезными танцами проникнутую легким юмором песню о женщинах, о естественности и подавляющей ее индустрии искусственной красоты, дива говорит со сцены, что для понимания женщинам всего мира не нужны слова, как не нужны для создания их привлекательности разрекламированные косметические средства. Потому что способствующая взаимопониманию искренность и настоящая красота исходят из души, а душа — это танец. Достаточно просто танцевать.

Наталья Плуталовская

Источник фото


Просмотров: 15Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все