Поиск
  • protanecmagazine

Век Орели


«Я просто хочу танцевать. Я хочу попробовать на сцене все и не жалеть о потерянном времени» —этому принципу этуаль Opéra National de Paris Орели Дюпон следует всю свою творческую жизнь. За 26 лет работы в труппе балерина перетанцевала великое множество классических партий в разнообразных версиях и поработала с самыми смелыми экспериментаторами от хореографии. Но в этом году Дюпон исполнилось сорок два года и, согласно традиции труппы, она должна закончить карьеру. Завершающей точкой поистине уникального сценического пути Орели Дюпон станет не раз ею исполненный за все эти годы балет «Манон»: в последний раз увидеть Дюпон в ранге этуали можно будет 18 мая в спектакле Кеннета Макмиллана.


Ее движение к вершине французского балета было стремительным, но путь оказался нелегким. В детстве Дюпон мечтала о карьере пианистки, однако родители решили вместо музыкальной школы отдать ребенка в спортивную секцию. Там-то девочку и нашла судьба в лице тренера, уговорившего мадам Дюпон показать талантливого ребенка бывшей этуали Opéra Лиан Дейде. В девять с половиной лет Орели впервые встала к балетному станку — без энтузиазма и особого интереса, просто покоряясь воле родителей, которые поверили твердившим о даре ребенка педагогам и задумали всего через полгода показать девочку требовательной комиссии, принимавшей детей в одну из лучших балетных школ мира, L’Ecole de Danse при Парижской Опере (Opéra National de Paris). Как позднее призналась балерина, в первые дни знакомства с танцем ее, своенравного ребенка, в классе удерживали только огромное пианино и сидевший за ним пожилой аккомпаниатор, который на глазах у детей творил маленькие музыкальные чудеса. Именно музыка стала проводником Орели Дюпон в мир танца: звуки старого пианино заронили в душу девочки первые ростки великой любви к балету, которая изменила всю ее жизнь. Но тогда, тридцать три года назад, она, конечно, еще этого не осознавала, тем более что чувству этому, как и самой будущей балерине, пришлось пройти через многие испытания.


Поступить в одну из лучших балетных школ мира, имея за плечами всего пять-шесть месяцев занятий, очень не просто, но Орели прошла жесткий отбор и оказалась в числе учеников, или, как говорят во Франции, крысят, Парижской оперы. О тех шести годах обучения Орели Дюпон до сих пор говорит с горечью и неприязнью, хотя и признает, что этот опыт закалил ее характер и помог стать личностью. В школе ей, ребенку очень чуткому, не хватало человеческого тепла и доброжелательного отношения: «Меня унижали, мне говорили ужасные вещи. Но у меня было желание доказать, что я смогу достигнуть больших высот». И она достигла.


В возрасте шестнадцати лет Орели Дюпон присоединилась к кордебалету Opéra, и уже через три года началось ее стремительное восхождение по витиеватой иерархической лестнице труппы: в 1991 году она корифейка (coryphée), через год — сюже (sujet), через четыре года — ведущая танцовщица (première danseuse). В этот, по ее собственному признанию, сложный год балерина пришла к мысли о том, что ей не удается до конца себя проявить. Со времен школы она тщательно следила за техникой исполнения и уже добилась того, что танец ее отличался почти кристальной чистотой. Она в столь юном возрасте успела заслужить славу замечательной актрисы, однако всего этого ей стало недостаточно. И здесь произошел счастливый случай, превративший классическую балерину в универсальную танцовщицу, одну из лучших исполнительниц современной хореографии. На пути Орели появилась великая Пина Бауш почувствовшая, насколько напряженно ищет себя эта молоденькая танцовщица, и поняла ее, увидев в ней то, о чем сама Дюпон, вероятно, догадывалась смутно. В постановке Бауш не было техники в привычном смысле слова, это был совсем другой танец, и в этом танце хореограф попросила Орели «показать свое сердце». Так, после «Весны священной» Пины Бауш началось чудесное превращение Орели Дюпон: до сих пор крайне небольшое число классических танцовщиц такого уровня отваживается на подобные эксперименты в области современного танца, за которые безбоязненно берется французская этуаль. И надо признать, что она не просто к ним подступается, но, смело в них бросаясь, всегда выходит победительницей. Морис Бежар, Уильям Форсайт, Ролан Пети, Джон Ноймайер, Иржи Килиан, Пьер Лакотт, Алексей Ратманский, Уэйн МакГрегор, Анжелен Прельжокаж, Матс Эк, Триша Браун, Саша Вальц — это лишь некоторые хореографы-современники, консерваторы и провокаторы, с которыми довелось работать Орели Дюпон. Но эти встречи случатся позже, пока же, поработав с Бауш, балерина только открывает для себя новый мир.


В 1998 году двадцатипятилетняя Дюпон получает высшее в балетной иерархии звание — Danseuse Étoile, становится Звездой Оперы. Почетное звание примы старейшей труппы мира, ведущие партии в лучших балетах — казалось, что наконец пришла награда за многолетний упорный труд и все встало на свои места. Но насладиться достижениями Дюпон не успела, жизнь распорядилась по-своему, подготовив для балерины самое суровое испытание, через которое только может пройти танцовщик. Не успев почувствовать всю прелесть положения примы, Дюпон получила серьезнейшую травму колена. На ее вопросы о степени тяжести травмы и сроках возвращения на сцену врачи отвечали одно: она больше не будет танцевать. Смириться с таким приговором было невозможно. И здесь снова показала себя вся крепость характера этой утонченной, хрупкой француженки, все ее упрямство, за которое в школе ей так доставалось. Дюпон не побоялась трудностей и смогла начать все сначала, несмотря на то что восстановление давалось ей с огромным трудом.


Сама балерина как-то в интервью, смеясь, говорила о собственной ленивости. Но за этим смехом и небрежными словами скрывается невероятный труд, бесконечная преданность профессии и, пожалуй, немалая доля упрямства, без которых она вряд ли оказалась бы на той высоте, на которой встречает закат своей карьеры в Opéra. Дюпон никогда не выносила тяготы черновой работы из репетиционного зала на публику. В ее словах нет ни той жалости к себе, ни того восхищения собственным «Я», которое можно встретить у некоторых танцовщиков. А в ее исполнении на сцене никогда не видно ни малейшего следа усилий, искусственности. Танцу Орели Дюпон присущи истинно французская изысканность исполнения и безграничное обаяние. Это и делает ее любимицей французов, для которых она живое воплощение национального характера и традиций французского танца. Ее часто ставят в пример молодежи, когда речь заходит о моде среди нового поколения на высоту и долготу, истребляющие качество: этим этуаль никогда не грешила. При этом, никогда не работая в стиле «быстрее, выше, сильнее», ей удается приковывать к себе взгляды, настолько притягательна ее играющая яркими красками индивидуальность. Природная вдумчивость и серьезность придают ее танцу элегичность в лирических отрывках, повышают уровень драматичности в трагических сценах, а природный шарм делает ее естественной в любом комическом эпизоде. Характеризуя Дюпон как танцовщицу, нельзя не отметить и ее удивительную музыкальность. Недаром так сильно было в детстве желание заниматься музыкой; глубинное ощущение характера музыкального произведения помогает балерине успешно работать даже с самым сложным в этом плане материалом.


Орели Дюпон не просто одна из талантливейших балерин своего поколения, она — лицо труппы, танцовщица мирового масштаба, сумевшая выйти за пределы закрытой, тщательно оберегаемой в своей отстраненности структуры Opéra. Она сумела шагнуть не только на международную танцевальную арену, ей удалось ступить и за границу театрального мира вообще. Для фотографов и режиссеров работать с ней — большая удача; ее считают иконой стиля. Кроме того, она еще и мама двух сыновей. А совсем скоро, покинув сцену, Дюпон станет учить молодых танцовщиков, к которым, кстати, всегда относилась с большим вниманием: балерина приняла предложение стать педагогом-репетитором. И сейчас, когда в Париже, не слишком радостно встретившем нового худрука Банджамена Мильпье, опасаются прихода в компанию чужаков, эта новость особенно важна: пока в Opéra National de Paris артисты будут перенимать опыт у таких мастеров, как Орели Дюпон, традиции не исчезнут. Будущее Opéra в надежных руках.

Наталья Плуталовская

Фото Изабель Обер



Просмотров: 160Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все