Поиск
  • protanecmagazine

«Жизнь в развитии»: Сильви Гиллем прощается со сценой


В Италии начались последние гастроли международной звезды танца Сильви Гиллем. Итальянские зрители получили возможность первыми воздать честь харизматической танцовщице, выступившей в спектакле «Жизнь в развитии» в Модене (31 марта) и Риме (2 апреля). Русские зрители увидят тот же самый спектакль в Москве в рамках Чеховского фестиваля (23 – 25 июня 2015 г.). Гастроли закончатся в декабре в Японии. И сразу возникает вопрос: будет ли это действительное прощание с Сильви?


По словам балерины, подошедшей к своему полувековому юбилею, казалось бы, да. После 39 лет, посвященных искусству танца, она решила сделать «последний поклон». «Я любила каждую минуту этих 39 лет, отданных танцу, и до сих пор он дарит мне те же самые ощущения. Зачем тогда бросать? Очень просто: я хочу остановиться, пока я еще счастлива выступать на сцене со всей страстью». Гиллем признает, что ее путь был увлекательным, но сейчас она собирается менять свое направление. Как гласит само название спектакля, ее жизнь – «в развитии».


Впрочем, непрерывным развитием была отмечена вся жизнь Гиллем. Бывшая гимнастка, она поступила в балетную школу Парижской Оперы в 1976, в возрасте 11 лет, для того, чтобы стать более грациозной. Согласно тому, что она рассказала итальянским зрителям в 2012 году (ей в том году присудили приз «Золотой Лев» в Венеции за творческие достижения), первые уроки по балету казались ей слишком серьезные. Настояшим откровением обернулся для нее первый спектакль. Ощущения, испытанные на сцене, и эмоциональный контакт с публикой позволили ей понять, что балет – ее судьба.


В 1981 году по окончании школы она была принята в труппу Парижской Оперы. В 1984 она поднялась на ступень «первой солисткой», и всего лишь через пять дней – благодаря ее исполнению «Лебединого озера» – художественный руководитель балета Рудольф Нуреев присвоил ей звание «étoile». Обычно это высшее звание в Парижской Опере получают после многих лет карьеры. Став «étoile» в 19 лет, полная энергии юности, Гиллем была настроена экспериментировать как можно больше. Она хотела все пробовать и все время быть на сцене. Намерение Нуреева пополнять афишу равно классическими и современными постановками, способствовало формированию у Гиллем ментальности, открытой всему новому. Она рано захотела познакомиться с репертуаром других театров. Даже риск потерять привилегированную позицию звезды Парижской Оперы ее не волновал: в 1988 году Гиллем оставила труппу и подписала контракт «приглашенной солистки» в лондонском Королевском балете. Это был поворотный момент, означавший начало не только международной карьеры, но и углубления театральных аспектов ее балетных образов в работе над сюжетными спектаклями английского репертуара. Развитие ее артистической индивидуальности перешло на новый уровень при встрече с авангардными хореографами. Уже в Парижской опере она сталкивалась с хореографией Форсайта и Бежара. В дальнейшем Сильви работала с Матсом Эком (фильмы-балеты «Wet Woman», 1995; «Smoke», 1996). А в последнем десятилетии состоялись ее встречи с Расселом Малифантом («Прерванное падение», 2003; «Подъем и падение», 2004; «PUSH», 2005), Акрамом Ханом («Священные чудовища», 2006), Робером Лепажем («Эоннагата», 2009).


Именно для того, чтобы показать, настолько она ценила процесс исследования, совершавшийся вместе с ними, Гиллем создала программу своих последних гастролей, увиденную мной в Риме.


Спектакль «Жизнь в развитии» открылся новым соло в постановке Акрама Хана «Техне». Название «техне» от греческого τέχυη (искусства, способности) намекает на связь человека с технологиями. «Я часто использую технологию, чтобы связаться с большим числом людей. Вопрос состоит в том, более ли мы связаны сегодня друг с другом, чем в прошлом? Или то, что мы делаем, означает нашу связь с техникой, а не с людьми? Используя технологии для общения, я оказываюсь еще более одиноким… Неужели мы стали только средством для средств, созданных нами самими?». Ответить на эти вопросы нам должен танец Гиллем.

В начале миниатюры она лежит ничком на полу. Реагируя на голос композитора Слуитера и на ударные музыкантов Пратапа Рамахандра и Грейса Савейджа, части ее тела вступают в движение раздельно, постигая свои возможности для сокращения и разгибания. Когда балерина поднимается, вторым действующим лицом номера оказывается маленький прожектор, кружащий в центре сцены. Между ними возникает ироническая игра. Кто кому подвластен? Гиллем кажется очарованной соблазнами прожектора, но в то же время она способна им сопротивляться силой и динамизмом своего танца.


Вторым номером вечера был «Дуэт» Уильяма Форсайта (поставленный для Франкфуртского балета в 1996 г.). Два танцовщика, Бриджель Джока и Райли Уоттс, в майке и спортивных штанах начали двигаться с маленьких движений плеч и рук, чтобы затем завоевать все пространство. Своим исполнением они оправдали идею, сформулированную в либретто: в их танце время сделалось зримым, будто в них самих были заключены часы. Музыка Тома Виллемса то отдалялась, то вовсе была не слышна. Но хорошо слышно было дыхание двух танцовщиков, которое отмеряло паузы внутри потока времени.


Третий номер, специально поставленный для данного спектакля Расселлом Малифантом –«Здесь и Потом» на музыку Энди Коутона – вновь исполняла Гиллем в дуэте с итальянской танцовщицей Эмануэлой Монтанари из Ла Скала. Обмен энергий и гармоническое сочетание тел двух женщин сделали этот номер очаровательным для римских зрителей.


Если Гиллем прощается с публикой, то какой хореографический номер будет более уместным, чем «Прощай»? Поставленный Матсом Эком на музыку Бетховена монолог с таким названием был исполнен под конец вечера в Риме. Он начался с появления на экране двух больших глаз, смотрящих с любопытством на зрителя. Это глаза Гиллем. Она выходит на сцену и представляется зрителям – скромно одетая в желтой юбке, в старомодных башмаках и с рыжей косичкой. Своим последним танцем она прощается с карьерой, с той, кем была раньше. Рисунок прекрасных длинных ног, детские жесты, внезапные прыжки диктованы внутренним поиском. Что будет дальше в ее жизни? Кто будет с ней? Ее ждут люди, появившиеся на экране: старуха, девочка, юноша. С ними она соединяется в конце номера, появляясь на экране.


Художественное значение фигуры Сильви Гиллем несомненно уникально. Не так важно стараться угадать, будет ли она продолжать свои художественные проекты или станет заниматься экологическими кампаниями. Она внесла бесценный вклад в историю хореографического искусства, став образцом революционной балерины, способной действовать и танцевать вне схем.



Марта Меле (Италия)

Фото Rolando Paolo Guerzoni

На фото Сильви Гиллем

Просмотров: 49Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все