Поиск
  • protanecmagazine

Спасибо, что Живой


13 апреля 2014 года на новой сцене Мариинского театра состоялась творческая мастерская молодых хореографов, приуроченная к XIV Международному фестивалю балета.


Проведение подобных мероприятий, по всей видимости, станет одной из традиций театра: мастерская, существующая уже второй сезон, вновь превратила сценическое пространство в экспериментальное поле для балетмейстеров и артистов. На этот раз свои силы попробовали семеро смельчаков, представивших на суд публики хореографические миниатюры.


«Театр не может жить только прошлым и теми работами, которые были сделаны в XIX-XX веках, он должен развиваться», – убежден Юрий Фатеев – и.о. заведующего балетной труппой. С его словами трудно не согласиться, поскольку необходимость включения в репертуар новых постановок, созданных на языке модернистской хореографии, в последнее время ощущается все сильнее. Отрадно, что для решения этой задачи был выбран оригинальный и вместе с тем содержательный формат мастерской, ставшей своеобразным «смотром» молодых авторов. Некоторым из них, надо думать, в недалеком будущем предстоит разнообразить нетленную классику современными балетами. Каковы же перспективы?


Мастерская стала очередным доказательством того, что если по части академических спектаклей петербургский театр все еще «впереди планеты всей», то дела с модерн-постановками обстоят достаточно тревожно. За примером далеко ходить не приходится: набором штампов и клише, втиснутых в музыкальный шедевр Джулио Каччини, предстал номер «Парящие» Зверевой Ксении, в котором стоит отметить отнюдь не работу хореографа, а исполнительницу, студентку Академии Русского балета им. А.Я. Вагановой Анастасию Лукину. Ее удлиненные линии тела с высокими подъемами стоп и мягкими руками оказались необычайно выразительны.


Посягнул на классику, да что там, на «святая святых» – «Венгерскую рапсодию» Ференца Листа и другой автор – Максим Севагин. К постановке он подошел с размахом: с первых тактов учащиеся растянулись в высоких ecartée, изо всех сил превозмогая пошатывания в каверзной позе. Амбициозность юноши привела к печальному результату: сложилось впечатление, что в номер юный вагановец включил все выученное к осьмнадцати годам. В течение десяти минут зрители получили убойный концентрат околовенгерских хореографических фантазий от «веревочек» и «голубцов» до гранд пируэтов, которыми автор «скромно» выделил собственную персону в сольном выходе. К несчастью, хореограф переоценил не только свои технические возможности (вращения были исполнены далеко не блестяще), но и масштаб замысла в целом. И хотелось бы проявить снисходительность, однако Мариинская сцена – не отчетный концерт в стенах альма-матер, о чем дебютант, видимо, запамятовал.


Начали за здравие, а кончили за упокой герои номера Владимира Варнавы «Сохраняйте спокойствие» на музыку Иоганна Штрауса и Антона Аренского. Автор, однако, проявил себя как человек с прекрасным чувством юмора: первая часть, насыщенная множеством хореографических находок и остроумных деталей, стала, пожалуй, одним из самых оригинальных моментов творческой мастерской. Впечатление подпортил второй эпизод, неожиданно наполненный депрессивными коллизиями, оставившими зрителей в легком недоумении. Что же касается исполнителей (Злата Ялинич и Василий Ткаченко), то они в своих образах попали в десятку.


Не сумела выйти за пределы банального Ирина Толчильщикова, представившая «Игры разума» на композицию Макса Рихтера «О природе солнечного света». Заявка была непростая: хореографические размышления о человеческих судьбах, ошибках и любви предвещали если не философскую притчу, то, как минимум, историю, способную сказать об извечных вопросах что-нибудь новое. На деле же концептуальное и пластическое решение оказалось лежащим на поверхности. Дама в оранжевом, спортивно наяривавшая круги вокруг главных героев и в итоге «умыкнувшая» объект влюбленности, символизировала то ли сердечные муки, то ли что-то еще. Глубокие идеи, транслировавшиеся такими плоскими метафорами, приобрели, увы, чуть ли не комическое звучание.


Качественно иной уровень мышления продемонстрировал Максим Петров, автор «Cinéma». Номеру было положено стильное начало: главный герой и вереница молодых людей в котелках появились на сцене под звук перематывающейся пленки и стук печатной машинки. Музыка Эрика Сати – ироничная и атмосферная, костюмы персонажей и общее оформление вмиг перенесли зрителей во времена немого кино, Чарльза Чаплина и веселой буффонады. Трогательный дуэт Андрея Ермакова и Виктории Брилевой украсил постановку, и единственное, что хотелось бы пожелать молодому хореографу – не увлекаться «цитированием» Константина Боярского и Леонида Якобсона, а сконцентрироваться на поиске собственного стиля.


Роман Владимира Набокова «Камера обскура» стал источником вдохновения для Юрия Смекалова, второго солиста труппы Мариинского театра. Свой замысел он воплотил в одноименном одноактном балете, в котором любовная драма была разыграна Владимиром Шкляровым, Марией Ширинкиной, Анной Лавриненко и самим автором, чей солидный опыт – не только артистический, но и хореографический, позволил постановке оказаться в числе самых убедительных номеров творческой мастерской.


И все же лучом света стала не «Камера», а балет «ADULTE», поставленный на музыку Вольфганга Амадея Моцарта и Тоси Чайкиной. Говоря о нем, необходимо назвать имя не только хореографа Ильи Живого, но и художников по свету и костюмам – Игоря Винца и Артема Шумова, без которых действие не предстало бы в таком эффектном виде.


В переводе с французского «adulte» – «взрослый, зрелый». Как и многие хореографы, Живой посвятил свой рассказ человеческим отношениям – переживаниям двух влюбленных. Избежав тривиальной трактовки темы, он разбил композицию балета на четыре ситуации, раскрывшие героев как людей, обремененных роем чувств, подозрений и надежд. С иронией и тонким психологизмом Живой (сыгравший одну из главных ролей) соткал хореографическую ткань произведения, в котором Он и Она сквозь суету и жизненные перипетии приходят к простому, но знаменательному для обоих выводу: им хорошо вместе. Шумной и непонятной силой, мешающей героям понять свои желания, выступили три пары, то ли живые люди, то ли надоедливые мысли, копошащиеся в голове.


Свежесть хореографических решений и особенно ценная на фоне других постановок самобытность творческого подхода Ильи Живого превратила обыкновенную историю в стильное повествование, не уступающее по своей находчивости многим западным образцам. Не прогадал хореограф и с выбором партнерши, которой стала прима-балерина Виктория Терешкина.

Хочется верить, что Илья Живой еще не раз удивит публику, и формат творческой мастерской станет хорошей подготовкой для его более крупных свершений.

Екатерина Поллак

Источник фото

Просмотров: 28Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все