Поиск
  • protanecmagazine

«Времена года» на музыку Владимира Мартынова в театре "Балет Москва"


Мне нравится смотреть «Балет Москва», потому что он не страдает звездной болезнью. Начавшая несколько лет назад новую жизнь труппа, в отличие от великих балетных трупп Большого или Мариинки, не скована прошлой славой. Балет Москва ищет, экспериментирует, пробует новые имена, свободно меняет жанры — словом, идет на прорыв. А ведь именно этого — создания нового — мы ждем от настоящего искусства. Во имя него зрители склонны прощать ошибки и возвращаться на спектакли даже после неудач, веря, что вот сейчас, наконец, новое будет сказано.


Одна из сфер поиска у этого театра — отношение к музыке. Труппа все чаще выступает с «живой» музыкой, с музыкантами — сидящими не только в оркестровой яме, но и на сцене и становящимися активными участниками спектакля. Премьера «Времен года» на музыку Владимира Мартынова состоялась не так давно, в феврале 2013 года, но после премьеры шла под запись. И только в этом сезоне спектакль дали с живым исполнением, да еще каким! Сразу после спектакля у меня произошел любопытный разговор: «Ну и как вам понравился балет?» — «Вообще-то я балетом не интересуюсь, я пришел музыку послушать». Оказалось, что мой собеседник — поклонник творчества Владимира Мартынова и ансамбля «Opus Posth», который в тот вечер и исполнял известный опус композитора. Маэстро Татьяна Гринденко и ее ансамбль блистательны и безупречны. Никогда еще музыка Вл. Мартынова (которого я, признаюсь, считала довольно скучным минималистом) не звучала для меня так выразительно, сочно, временами — безумно прекрасно.


Отвечая моему собеседнику-меломану — скажу, что и танец музыке не уступал. Более того, благодаря постоянно происходящему на сцене движению звуки тоже стали физической силой. Танцовщики не только вступали с началом музыки — они от звуков отталкивались, подчинялись им, играли с ними, как с живым существом. Партитура «Времен года» и сама по себе весьма интересна. В ней каждый сезон представлен фигурой какого-то композитора: Вивальди — весна, Бах — лето, Мендельсон — осень, Арво Пярт — зима. Честно говоря, мне всегда казалось, что у Вивальди слишком много нот, а потому я вполне согласна с Мартыновым, основательно проредившим партитуру итальянца. То же самое он сделал с другими замечательными композиторами, так что от них осталось всего несколько музыкальных фраз, повторяющихся с неуклонной регулярностью, иногда — в восходящей гамме. Так сказать, дистиллят, квинтэссенция музыкального стиля. Ну и, конечно, он оставил суть времен года: весна — это весна, зима — это зима, и так далее. Смена сезонов — это и смена музыкальных эпох: барокко, классика, романтизм, современность. А потому партитура полна аллюзий и ассоциаций — и танец, мешающий разные стили, переходящий с классических пуантов на белые носочки «от контемпорари», эту особенность сочинения Вл. Мартынова подхватывает и подчеркивает.


Хореографы балета — вернее, четырех балетов, ибо «Весну», «Лето», «Осень» и «Зиму» можно рассматривать и как отдельные композиции — это Кирилл Симонов и работающие на пару Анастасия Кадрулева и Артем Игнатьев из Петербурга. «Весну» и «Зиму» взял себе Симонов, а «Лето» и «Осень» поставили питерцы. Мне, признаться, хореография этих последних ближе — хотя бы тем, что в ней есть столь редкое и ценимое — и на сцене, и в жизни — качество, как юмор. И еще Кадрулева и Игнатьев очень успешно работают над групповыми композициями. Более склонный к драме Симонов чувствует себя увереннее в традиционных для (нео)классики дуэтах. Четыре дуэта, поставленные им для «Зимы», по-своему интересны, но я бы выделила третий, женский (Татьяна Гаврюшина, Екатерина Сороколетова) — где одна из танцовщиц создала удивительно экспрессивный образ андрогина, девушки-мальчика, хрупкий и страшный. И еще несколько индивидуальных работ хотелось бы отметить — в их числе, артистичную и трогательную Алёну Именхоеву, в белых носочках, играющую с оркестром. Если же вернуться к вопросу о звездах, то можно сказать, что звездой этих октябрьских вечеров стал «Opus Posth». Участники ансамбля в длинных черных одеждах стояли к зрителю спиной, и их статуарные фигуры на протяжении часа с четвертью были полны беспрерывного и очень мощного внутреннего движения, которое мы и называем музыкой.

Ирина Сироткина

Источник фото

Просмотров: 44Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все