Поиск
  • protanecmagazine

Захватывающе и правдоподобно по Льюису Кэрроллу


Представьте, что вы маленькая, шаловливая девочка по имени Алиса, вы живете в необычайно красивом каменном доме с благоухающим розовым садом. Ваша матушка строга и требовательна, а садовник необыкновенный выдумщик и весельчак. И да, ваш добрый учитель сам Льюис Кэрролл, но с садовником играть в забавные игры вам, маленькой Алисе, конечно, хочется больше.


Одна нелепая случайность — в огромной корзине любимых матушкой белых роз броско алеет красная, — строгий, неумолимый взгляд и ваш забавный добрый друг выгнан из сада.


Часы бьют четыре, дом наполняется гостями, а стол яствами. И ваш мудрый учитель, скрываясь за фотоаппаратом, делает снимок, чтобы вас, грустную Алису, немного развеселить и вот через мгновение уже торчат длинные кроличьи уши из-за аппарата. Вы в изумлении следуете за своим учителем? кроликом? и со звонким криком проваливаетесь в пудинг, странным образом превращающийся в глубокий колодец.


Сколько раз каждый из нас самозабвенно зачитывался необыкновенными приключениями Алисы в Стране Чудес Льюиса Кэрролла, сколько раз становился Алисой, пытаясь постичь необъяснимую, но такую манящую Страну Чудес! Мы вместе с ней готовы были выпить или съесть нечто непонятное лишь бы пройти сквозь крошечную дверцу и оказаться в волшебном саду.


Балет «Приключения Алисы в Стране Чудес» британского хореографа Кристофера Уилдона на музыку Джоби Талбота был представлен Национальным Балетом Канады на сцене Линкольн Центра в Нью-Йорке в рамках американского гастрольного тура.


Премьера спектакля поставленного для Royal Opera House состоялась 28 февраля 2011 года.


Спектакль Уилдона — это современная, театральная работа в лучших традициях большого балета. Точная, уместная, содержательная и ироничная хореография, запоминающаяся музыка, красочные декорации (дизайнер Боб Кроули), атмосферный, создающий несуществующую реальность свет (Наташа Катц) и немного сюрреалистичные проекции (художники медиапроекций Джон Дрискол и Джемма Карригтон), а иными словами ожившая книга Льюиса Кэрролла.


Итак, «то ли я падаю слишком медленно, то ли колодец слишком глубокий», говорит себе Алиса, долго падая и успевая рассмотреть все, что ее окружает.


Самым подкупающим и захватывающим в балетных приключениях Алисы стало то, как постановщик точно, уверенно и без театральных штампов создал каждый отдельный образ. Сама Алиса, Белый Кролик, Валет Червей, наводящая ужас Герцогиня, немного сумасшедший Шляпник, таинственный Чеширский Кот, деспотичная Королева были вычерчены, одушевлены и не оставили зрителю ни малейшего шанса на сомнение в правдивости их существования. Умелым художественным приемом были решены даже самые второстепенные персонажи. Без соскальзывания в нелепые условности каждый герой имел свою предысторию и линию поведения.


Так, мудрый и немного суетливый Льюис Кэрролл стал для Алисы проводником в Страну Чудес в образе убегающего и вечно спешащего Белого Кролика, верный друг садовник отважным и романтичным Валетом Червей, а строгая матушка деспотичной Королевой, приказывающей рубить головы за малейшую провинность. Многочисленные гости, пришедшие на праздник, тоже заняли свои волшебные места в Стране Чудес. Так появилась гусеница, дающая советы, с немного восточным налетом в клубах сиреневого дыма, странноватый Шляпник, бьющий чечетку и совершенно органично существующий в двух, а то и трех реальностях одновременно, Мартовский Заяц, не успевающий за стремительно убегающим временем и вечно засыпающая Мышь. Особенно стоит отметить действительно таинственное появление Чеширского Кота, которого художник в прямом смысле слова разобрал на части, а замечательные танцовщики, слаженно работая в ансамбле, вдохнули в эти части не только жизнь, но и вальяжность, и мистицизм Кота самого Льюиса Кэрролла. Он, широко улыбаясь и занимая своей улыбкой добрую часть сцены, грациозно распадался на части «здесь», чтобы через несколько мгновений загадочным образом появиться «там».


Хореографическая составляющая спектакля трогает своей уместной простотой, ясностью и лаконичностью. Уилдон работая, прежде всего, над полноценным решением образов, создал для них грамотную и техничную хореографическую партитуру, не делая излишнего акцента на сложности элементов или виртуозности исполнителей. Это сказка, самая настоящая, и вместе с влюбленными в необычайный мир Льюиса Кэрролла родителями, в театр пришли маленькие, восторженные, безоговорочно верящие в чудеса и волшебство, зрители самого нежного возраста. И понимая это, Уилдон поставил свою хореографию так, чтобы не перегружать зримое и эмоциональное пространство, а наполнять его красками, чувствами и приятными переживаниями.


Танцевальный язык спектакля — классический, пальцевая техника для танцовщиц со знакомыми и любимыми легкими прыжками, летящими арабесками, быстрыми вращениями, стремительными па-де-бурре, он настолько образен и ярок, что вспоминаются монологи и диалоги героев. Запоминающейся стала вариация Королевы, про которую придворные кавалеры даже слышать боятся. Но приказы властительницы, появившейся в платье червей внушительных размеров, внутри которого непостижимым образом уместился грустный Король, не обсуждаются. Смущенные и напуганные кавалеры неохотно, допуская непростительные ошибки, в результате которых гордая правительница оказывается то на полу, то в нелицеприятных положениях и позах, танцуют со своей Королевой. Эту сцену, полную юмора и хореографических новшеств, без всяких сомнений, можно назвать большой удачей хореографа.


В настоящем, во времена циничного отрицания современными художниками традиционного, театрального подхода к постановке балетов, бесконечного поиска шокирующих выразительных средств, трудно прийти в театр с чувством трепетного ожидания, а выйти восхищенным, наполненным, просветленным, вновь поверившим в чудеса и не разочаровавшимся. Именно такой спектакль удалось создать компании талантливых художников во главе с Уилдоном.


Скользящая улыбка Чеширского Кота, за которой стоит стройный ряд умелых танцовщиков, отточенные жесты разгневанной Королевы, безумный степ сумасшедшего Шляпника, танцующий розовый сад с появляющейся красной розой среди единства белых — безупречно выученные танцовщики, великолепные декорации и сказочная атмосфера. Без слов зритель в зале прочел книгу главу за главой, посмотрев три магических акта фантастического балетного спектакля. И все увиденное и пережитое удивительным образом нанизывается на запомнившиеся с детства цитаты из книги Кэррола.


«Все страньше и страньше! Все чудесатее и чудесатее! Все любопытственнее и любопытственнее! Все чудесится и чудесится!».

Марина Медведева (Нью Йорк)

Источник фото

Просмотров: 19Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все