Поиск
  • protanecmagazine

Душенька. Дебют балерины МАМТ Ксении Рыжковой в партии Жизели.


13 октября в заглавной партии балета «Жизель» (спектакль Московского академического музыкального театра им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко) дебютировала Ксения Рыжкова.


Дебюту в целом балете предшествовало концертное исполнение центрального па-де-де – в нем Рыжкова выступила на юбилейном вечере Натальи Касаткиной в конце прошлого театрального сезона. Уже тогда было ясно: ее Жизель обещает быть, как минимум, интересной.


Прошедший спектакль это ожидание подтвердил, хотя героиня Рыжковой получилась совсем не такой, какую можно было предполагать по исполнению па-де-де. В нем образ был традиционным в лучшем смысле этого слова. В целом балете исполнительница от традиции отошла.


Отошла, прежде всего, в танцевальной части партии. Танец Жизели-Рыжковой – совсем не тальонизированный, лишенный привычного лирического мерцания, таинственной недосказанности. Чистые и спокойные линии, широкие и свободные движения рождают совсем другой образ. Ее танец, в противовес традиционному стилю исполнения «Жизели», можно уподобить лирике золотого века, еще не тронутой наваждениями века серебряного – лирике, где мерные ритмические стопы складываются в строго упорядоченные строки, строки в строфы, где ритм не дрожит и не играет. Такова у Рыжковой вариация первого акта, таковы дуэт и па-де-де во втором.


Принятая манера подачи хореографического текста диктует соответствующее решение игровых эпизодов. В первом акте Жизель Рыжковой вызывает в памяти нарядных и пригожих крестьянок с картин Венецианова. В утонченный мир романтического спектакля она вносит солнечную полнокровную жанровость балетного преромантизма. Старомосковскую традицию интерпретации «Жизели», берущую начало от редакции Лавровского и от исполнительской трактовки Улановой; ту традицию, где героиня предстает простой деревенской девчонкой, где пантомима уснащается множеством бытовых подробностей – Рыжкова доводит до грани.


Но именно в том, что грань дозволенного нигде не перейдена, заключается острота и прелесть предложенной Рыжковой интерпретации. И если в частностях ей еще есть над чем работать (например, предстоит найти индивидуальные краски для финалов обоих актов), то целому уже сейчас невозможно отказать в своеобразии и обаянии.

Андрей Галкин

Источник фото

Недавние посты

Смотреть все