Поиск
  • protanecmagazine

Борис Эйфман и "Золотой Софит"


В конце августа было опубликовано открытое письмо художественного руководителя санкт-петербургского государственного академического театра балета Бориса Эйфмана (нар. арт. России, лауреата Гос. премии России, премий «Золотая Маска» и «Золотой Софит», кавалера Ордена «За заслуги перед Отечеством» IV, III и II степеней). Письмо адресовано номинационному и экспертному совету по музыкальным театрам премии «Золотой Софит»; театральной общественности Санкт-Петербурга и России; петербургским и российским ценителям балетного искусства.


В нем балетмейстер с темпераментом, известным по его постановкам, обличает несправедливые, на его взгляд, обошедшие его танцовщиков решения «Золотого Софита». По мнению хореографа, «городу нужна премия, реально способствующая развитию петербургского сценического искусства, оказывающая поддержку молодым творцам». «Софит должен выхватывать своим лучом новые таланты из тьмы безвестности и освещать их дальнейший путь». Что ж, лучшим ответом на это предложение стал шорт-лист «Золотого Софита» 2014 года, уже появившийся в интернете. Там, в номинации «Лучший балетный спектакль малой формы» можно увидеть «Лики современной хореографии» (проект театра балета им. Л. Якобсона; хореографы Антон Пимонов и Константин Кейхель), «Inside the lines» Антона Пимонова и «Concerto DSCH» Алексея Ратманского. Первые двое – Пимонов и Кейхель – полностью соответствуют эпитету «молодые творцы», как и артисты балета, отмеченные в номинации «Лучшая женская/мужская роль в балетном спектакле». Можно считать, что «Золотой софит» услышал пламенный призыв Эйфмана. Но я веду речь не о премии.


Судя по письму, Борис Яковлевич чрезвычайно обижен за своих танцовщиков. «Рядом со мной – артисты. Десятки молодых глаз, горящих справедливой жаждой профессионального признания. Рядом те, кто на протяжении 10-12 месяцев ежедневно работает по 7-8 часов, проходя через далеко не метафорические пот, кровь и слезы. И в этом каторжном труде рождается спектакль, который смотрят (сидя в мягком отделанном бархатом кресле) критики, театроведы и всевозможные иные судьи». Мне как критику, чаще всего стоящему на лесенке ведущей в партер (есть такое замечательное место в Александринском театре), интересно, а как сам руководитель театра выражает свою признательность этим одержимым искусством – искусством своего хореографа! – артистам? Все ли он сам в качестве руководителя делает для них?


Известно, что немаловажную часть общественного и государственного признания составляют не только премии, но и звания. Давайте посмотрим, кто награжден ими в труппе Эйфмана из тех, кто отдал его театру десять, а то и пятнадцать лет профессиональной деятельности, из тех, на чьих плечах лежит вся тяжесть труднейшего и весьма травмоопасного репертуара, кто, действительно, ценой «пота, крови и слез» побуждает, как написано в письме, рукоплескать «тысячи российских, немецких, итальянских и иных зрителей»? Ответ будет удивительным: никто. Ни один из нынешних солистов Театра Эйфмана не отмечен званием. Неужели Нина Змиевец, Мария Абашова, Наталья Поворознюк, Анастасия Ситникова, Олег Габышев, Олег Марков, Сергей Волобуев, Дмитрий Фишер все еще его не заслужили? Так, может быть, прежде чем приглашать в балетный зал «уважаемых экспертов» для того, чтобы «взглянуть артистам в глаза», не лучше ли Борису Эйфману самому внимательно в них посмотреть и сделать наконец то, что зависит только от него как от их руководителя?




Вероника Кулагина


Источник фото

Просмотров: 36Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все