Поиск
  • protanecmagazine

«Класс-концерт» и все, все, все…


Михайловский театр открыл новый театральный сезон изменившимся составом труппы (ее покинули Оксана Бондарева, Кристина Шапран, Андрей Касьяненко, Ришат Юлбарисов) и премьерой «Класс-концерта» Асафа Мессерера, расположившегося в одном вечере между «Привалом кавалерии» Петипа и «Белой тьмой» Дуато.


От балета-шутки, поставленного в конце XIX века, через середину века XX до нынешних времен – таково путешествие предложенное театром, через контраст отразившее характер прошедших и начавшейся эпох.


«Привал кавалерии», поставленный в год коронации Николая II (1896), своим легкомысленным сюжетом напоминающий анекдот в стиле поручика Ржевского, вполне отражает нетребовательность вкусов падкой до развлечений вырождающейся знати.


«Класс-концерт» (поставленный в 1960 году для Московского хореографического училища, а два года спустя для Большого театра), отсылающий ко временам пятилеток с их ударными темпами и энтузиазмом, развлекает уже сугубо идеологически, демонстрируя возможности молодых натренированных советских тел и изобилие движений классического танца, льющихся подобно стихии, укрощенной артистами.


«Белая тьма» – балет, поставленный на рубеже веков, в 2001 году, сублимировавший личные переживания хореографа от гибели отдельно взятой жизни, при этом обнажает трагедию многих и многих людей: так «я» существующее в балете превращается в «мы» реального мира.


Три балета позволили по-новому взглянуть на артистов труппы, их возможности и даже амбиции.


Перевес, как ни странно, остался на стороне мужчин.


Фридеман Фогель крепкой классической выучкой, а Иван Зайцев еще и мощным темпераментом, украсили «Класс-концерт».


Сергей Стрелков в очередной раз поддержал статус ученика Бориса Яковлевича Брегвадзе, в первом балете блеснув выверенной, без приторности, актерской игрой в образе Ротмистра, во втором отличной формой классического танцовщика, в последнем же он был неотъемлемой частью слаженного ансамбля артистов, который несколько утратил графическую стройность и техническую амплитуду благодаря Анжелине Воронцовой, которая не вполне пока освоила пластический язык Дуато, на котором артисты труппы разговаривают уже «без акцента».


Подтвердил свое положение безоговорочного премьера Виктор Лебедев, шутя (и это после отпуска) справляясь с техническими изысками «Класс-концерта». Не раз уже говорилось о благодатной природе, сценической культуре и актерской дисциплине танцовщика. Все это пришлось кстати в бурных водоворотах мессереровской хореографии, воспроизводящей урок классического танца, от начального плие у станка до сложнейших прыжков и вращений на середине балетного зала.


Нисколько не сдал позиций блестящий профессионал Леонид Сарафанов. Без его филигранной техники потускнел бы «Класс-концерт», а «Белая тьма» утратила бы незримый нерв, вибрирующий внутри спектакля, благодаря безукоризненному исполнению танцовщика.


На фоне скромных, но профессионально закаленных коллег странно-беспомощным выглядел Иван Васильев. Звание мега-звезды он, конечно, подтверждал трюками достойными лучших цирков мира, где никто не спросит за неряшливые переходы и «косые» стопы.


Еще одна суперстар вечера Наталья Осипова, появившаяся в «Класс-концерте», потрясла достигшей апогея техникой и удивила болтающейся на шее цепочкой, наспех сделанной прической и заткнутой за купальник юбкой, отчего сценический костюм перестал быть таковым, превратившись в рабочую одежду.


Лучшим дуэтом вечера, проникновенным, отточенным, драматичным, стал дуэт Ирины Перрен и Марата Шемиунова в «Белой тьме». Артисты были точны и достоверны в передаче непростого пластического материала и темы, такой личной и болезненной для Дуато.


Вообще, все танцовщики исполняющие этот балет всегда делают это с полной отдачей и физической, и моральной, видимо, не только актерски, но и человечески проникнувшись горем Мастера.


Что ж, надеемся предстоящий сезон пройдет для театра под знаком, без сомнения, удавшегося начала.


Вероника Кулагина

Источник фото

Просмотров: 22Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все