Поиск
  • protanecmagazine

Akram Khan Company. Новый спектакль Акрама Хана «iTMOi»

Последняя большая работа Акрама Хана хореографа озаглавлена аббревиатурой «iTMOi», – «in the mind of Igor», «в голове у Игоря». Имеется в виду симпатичная голова Игоря Стравинского и то, что происходило в ней во время создания «Весны священной». Как известно, музыка эта сразу подняла композитора над его современниками и даже предшественниками, оказавшись радикально новой, полиритмической, варварской, брутальной. А главное, она возвращала человека эпохи модерна, просвещенного и технологичного, к древней и мощной сакральности. Стравинский задумал балет вместе с Николаем Рерихом, мистиком и мистагогом, а после свое веское слово сказал Нижинский-хореограф. Балет более, чем удался – его скандальная премьера вызвала раскаты эха, не умолкающие до сих пор. В прошлом, 2013 году, мир отмечал столетие «Весны» дюжиной фестивалей, несколькими десятками премьер новых версий балета. Акрам Хан и его компания – резиденты прославленного лондонского театра Sadler's Wells – не могли обойти событие своим вниманием. В результате появилось то, что мне кажется наиболее удачной постановкой «на тему» или «по мотивам» балета Стравинского, Нижинского, Рериха. По моему мнению, даже более удачной, чем работы коллег Хана – например, Татьны Багановой для Большого театра или Саши Вальц для столетия «Весны» на Елисейских полях в Париже.


В отличие от Багановой и Вальц, Хан не использовал партитуру балета – его танец и пантомима идут под композицию из номеров, инструментальных и вокальных, и просто под декламацию. Лишь в финале появляется знаменитая тема гобоя – «Пробуждение весны» Стравинского. И, тем не менее, «iTMOi» ближе по содержанию и по духу к великой «Весне» столетней давности.


На черной сцене, в клубах черного дыма появляется склоненная фигура «Шамана» в длинном восточном одеянии: он бормочет себе под нос заклинания, яростно против чего-то протестует, подняв кулаки к небу, произносит наконец единственное разборчивое слово: «SACRIFICE» – ЖЕРТВА и проваливается в черную глубь сцены. Оттуда же выплывает загадочная и поначалу кажущаяся андрогинной фигура в юбке-колоколе и огромной шляпе. Когда шляпа приподнимается, мы видим «Богиню» – женщину неопределенного возраста, с царственной посадкой головы и немыслимой красоты плечами и руками; одна ее грудь, как у амазонки, обнажена. Богиня принимает всеобщее поклонение. Не склоняется перед ней лишь один молодой человек (он показался мне индийцем): непристойно и дерзко он провоцирует других и даже нападает на само божество. Ему, однако, никто не следует, оставаясь стоять в молитвенной позе. Вскоре выбирают кандидата на жертву. Это, конечно, самая маленькая танцовщица-азиатка, вызывающая сострадание одним своим видом. Индиец пытается ее защитить, но роли быстро меняются, и жертвой становится он сам.


Не буду рассказывать всего сюжета – который, как мы видим, у Акрама Хана, определенно присутствует. Московский зритель имеет шанс увидеть спектакль: осенью его привезут и покажут в рамках года Британии в России. А потом, я надеюсь, и другие интересующиеся посмотрят новый шедевр Хана. Но вот о чем хочется особо сказать. Работа Хана, как мне кажется, наследует творениям Пины Бауш – не зря ее так чтут в Сэдлерс Уэлс, где даже есть зал ее имени. «iTMOi” – это танцтеатр экспрессионизма, традиция начала ХХ века, которую в послевоенном мире лучше всех представила Бауш. В жанровом отношении – это смесь танца, драматической игры и пантомимы, в хореографическом – совершенно новый репертуар движений, виртуозных, основанных на техниках восточных единоборств и японского или балийского театра. Особенно характерна «Богиня» – она плывет по сцене, кажется, без помощи ног, как это делают духи и призраки в театре «Но ре Но».


Плавные, кошачьи движения других танцовщиков сменяются взрывными и конвульсивными, как в буто. Широкие и быстрые, маховые движения имеют четкое и резкое завершение, что делает их похожими на удар. Много боковых прыжков, как в карате, или стоек на руках, как в капоэйре. От всего вместе взятого возникает впечатление мощи, которое совершенно необходимо для передачи сакрального и которого у многих прекрасных танцовщиков из других школ просто нет. Хан давно подходил к теме сакрального – например, в своем знаменитом дуэте с Сильви Гиллем «Sacred Monsters». Как в свое время Стравинский, он ближе других своих современников подошел к источнику сакрального: он может из него испить и напоить других.

Ирина Сироткина (Лондон)

Просмотров: 105Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все