Поиск
  • protanecmagazine

Дебют Лилии Лищук в балете Бориса Эйфмана «Анна Каренина»

27 марта 2014 года на сцене Александринского театра труппа Бориса Эйфмана представила спектакль «Анна Каренина». В холле и около касс царило настоящее столпотворение: казалось, в этот вечер собрался весь балетный бомонд Петербурга. Виновницей ажиотажа стала балерина Лилия Лищук, дебютировавшая в заглавной партии.


Выпускница Академии Русского балета им. А.Я. Вагановой класса И.А. Ситниковой, Лилия Лищук с 2008 года работала в Мариинском театре, преимущественно танцуя в кордебалете. Хотя в репертуаре артистки наряду со скромными ролями третьего плана присутствовала партия феи Сирени из «Спящей красавицы», ее имя было малоизвестно даже в балетоманских кругах. Тем не менее, в 2013 году Борис Эйфман пригласил ее в свой коллектив, и предложение было принято.


Лилию Лищук ожидали кардинальные перемены: классические штудии сменились освоением ультраэкспрессивной авангардистской хореографии, пластический язык которой имеет мало общего с академизмом, прививающимся в училищах с первых классов. Балерина, тем не менее, успешно адаптировалась, и мартовский дебют доказал это.


Надо сказать, что «Анна Каренина», отмеченная несколькими престижными премиями, среди которых «Золотая Маска», является одним из самых популярных спектаклей Театра балета Эйфмана. На протяжении девяти лет он украшает репертуар труппы и демонстрируется на ведущих мировых сценах.


Примечательно, что сольная женская партия с момента постановки балета в 2005 году доверялась всего лишь нескольким исполнительницам. Это, безусловно, говорит о тщательном отборе претенденток, и такая избирательность позволяет Борису Эйфману видеть на сцене лишь тех балерин, чьи технические возможности и внешние данные наиболее созвучны образу героини. Разумеется, на дебютантке лежала немалая ответственность, которая, к тому же, усиливалась неизбежностью сравнения созданного ею образа с уже известными интерпретациями. Так, одно из самых ярких перевоплощений принадлежит солистке театра Марии Абашовой, чья Анна для многих стала эталонной.


Сложнейшую в хореографическом и драматургическом плане партию Лищук выстроила хотя и незатейливо, но со вкусом, положившись на красоту природных данных. Высокие подъемы стоп, грациозная шея, удачно подчеркнутая костюмом, и длинные, фактурные руки сами по себе были выразительны.


Однако артистке не хватило аристократизма – той внутренней стати, которая наделяет жесты особой красотой. Искусственность горделивой манеры предательски обличали бытовые детали: к примеру, в обращении с меховой накидкой проскользнувшая суетливость жеста противоречила облику Анны Карениной. Неудачной частью партии стал и бег, который современные исполнители все чаще «списывают» со счетов. А зря, ведь в нем, как в одном из способов «похищения» сценического пространства, скрыт ключ к эмоциональному наполнению роли. Лищук в беге была тяжела, даже несколько неуклюжа, в то время как в нем могли быть выражены нахлынувшая страсть и стремление к счастью, отчаяние и тревога, словом, все те чувства, которые балерина переживала в хореографических комбинациях.


Впрочем, вхождение в роль состоялось, и этому в значительной мере способствовала музыкальность дебютантки. Дело в том, что пластика Эйфмана сама по себе является аналогом музыки: балетмейстер неизменно выбирает произведения, фактура которых требует выражения изощренным, метафорическим языком, свойственным его мышлению. И здесь балерине удалось попасть в поток танцевальных движений, не только выдерживая изматывающие ритмы и технические трудности, но и сохраняя эмоциональное «присутствие».


Одним из сильнейших моментов спектакля стал дуэт главных героев – Анны и Каренина. Насыщенный острыми, надрывными позами и эффектными поддержками этот танец-противостояние раскрыл обоих артистов. Предшествующий ему монолог Каренина, виртуозно исполненный Олегом Марковым, усилил драматическую мощь выхода, в котором, несмотря на видимое различие опыта и пластической раскрепощенности танцующих, была разыграна захватывающая сцена.


Любопытно, что героиня Лищук весьма далека от той Анны Карениной, которую создал Л.Н. Толстой, – принадлежность балерины к XXI столетию давала о себе знать и в жестах, и в эмоциональных реакциях. Однако эта непохожесть не разрушила, а по-своему обогатила сценический образ. Дилемма, погубившая женщину позапрошлого века, сохранила свою актуальность и сегодня, а потому судьба осовремененной Анны Карениной с не меньшей силой провоцирует публику не только на сопереживание, но и размышление.


Итак, труппу Бориса Эйфмана можно поздравить с рождением новой солистки. И хотя ей еще предстоит совершенствовать свою пластику, набор необходимых качеств был продемонстрирован уже в дебюте.


Екатерина Поллак

Фото Светланы Аввакум

Просмотров: 132Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все

Dance Open 2.0