Поиск
  • protanecmagazine

Борис Эйфман – «Реквием»

«Реквием» Бориса Эйфмана, премьера которого была приурочена к 70-ой годовщине снятия блокады, наглядно проиллюстрировал афоризм Станислава Ежи Леца: «Жизнь вынуждает человека ко множеству добровольных поступков». Таким «добровольным поступком» стал первый акт балета на музыку Шостаковича (Струнный квартет № 8 До минор) по сюжету одноименной поэмы Ахматовой. Оба произведения и музыкальное и литературное автобиографичны – и Шостакович и Ахматова писали о себе. Основная тема квартета – ноты D.Es.C.H, не что иное, как инициалы композитора, а в строках «Муж в могиле, сын в тюрьме, / Помолитесь обо мне» – заключена биография Анны Ахматовой. Знаменательно, что и музыкальное произведение, и стихотворный цикл стали известны публике в 1960 году: тогда впервые в России был исполнен Струнный квартет Шостаковича, и в том же году ахматовский «Реквием» начал распространяться в самиздате.


Используя эти нонконформистские произведения о трагедии жизни в несвободе, о сталинском терроре, о постоянном страхе за близких людей и свою жизнь, Эйфман сделал абсолютно конформистский спектакль, в котором настоящие боль, страх, любовь и мужество превратились в «клюквенный сок», в шаблон о страшных временах. Вот Мать, заламывающая руки, вот Сын, распятый на кресте, вот семья, спасающаяся от мрачных людей в сером, есть даже ангелы, но ощущение формальности действа не покидало. А дети, появившиеся в конце акта (в лучших традициях кремлевских концертов), лишь обнажили тщетность балетмейстерских усилий с помощью этого заигранного до неприличия приема показать счастливое настоящее. Балет с точки зрения хореографии – череда самоцитат начиная с «Мастера и Маргариты» (распятие Сына) и заканчивая «Красной Жизелью» (энкэвэдэшники — просто копия тех же персонажей в упомянутом балете).


Надо разъяснить, что в один спектакль Эйфманом были объединены два разных балета: «Реквием» второго акта был поставлен в 1991 году, когда балетмейстерская мысль создателя театра текла свободно и искренне. «Реквием» Моцарта стал у хореографа гимном жизни, несмотря на вечное человеческое одиночество, сомнения, борьбу и всех нас ожидающую смерть. Балетом о бессмертном море человеческих душ, превращающихся, как у Тарковского в «Солярисе», в мощную энергетическую субстанцию, из которой силой любви, мысли можно вызвать к жизни любого ушедшего. Отголоском свободного, белого мира из старого «Реквиема» стал в новом уход людей-узников, повернувшихся спинами к зрителям и на ходу срывающих с себя тюремные робы, в сторону светлого горизонта, возможно, на небеса. Они словно бы переходили из нового мертворожденного балета в старый живой, вставали в огромный хоровод и в этом общем кружении обретали ненайденные на земле «покой и волю».


Музыкальные шедевры звучали в этот вечер в исполнении камерного оркестра «Виртуозы Москвы», коллектива-ровесника театра Эйфмана. Дирижер Владимир Спиваков отдал дань памяти городу-герою и его жителям, в числе которых мать Владимира Теодоровича, пережившая блокаду Ленинграда.


На спектакле присутствовал президент нашей страны Владимир Путин, который, впрочем, покинул театр после первого действия. А жаль, потому что последний акт, музыкальный и хореографический манифест о величии человеческого духа, стоило бы и услышать и увидеть.

Вероника Кулагина

Источник фото

Просмотров: 23Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все