Поиск
  • protanecmagazine

Шедевр эпохи романтизма в неромантическое время

На фоне бурлящей московской балетной жизни октября (Большой театр полным ходом готовился к премьере балета Пьера Лакотта «Марко Спада», в Музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко проходили фестиваль «DanceInversion» и премьера «Баядерки» в постановке Натальи Макаровой) Мариинский театр, дабы как-то разнообразить лишенную событий действительность, давал серию балетов «Жизель». В пяти спектаклях на сцену вышли Наталья Осипова, Диана Вишнева, Ульяна Лопаткина, Алина Сомова и Мария Ширинкина. Интересным это зрелище было, не считая, конечно, исполнительниц, и тем, что спектакли демонстрировали балерин, принадлежащих к разным поколениям, и, конечно, привлекала возможность увидеть, насколько одна и та же история, рассказанная ими, может различаться.


Для любой балерины «Жизель» – веха в творческой биографии. История несчастной любви – балет-драма, позволяющий заявить о себе как о танцовщице-актрисе. Спектакль бережно сохраняется в классическом репертуаре практически всех крупных мировых балетных компаний. Поставленный Жюлем Перро в 1841 году, он был еще при жизни создателя, что в истории искусства бывает крайне редко, признан шедевром. Своей триумфальной славой балет в немалой степени обязан Карлотте Гризи, вдохновительнице хореографа и первой исполнительнице главной партии.


Жизелью первого спектакля стала Наталья Осипова, балерина Royal Opera House и Михайловского театра. Осипова одна из лучших и интереснейших танцовщиц мирового балетного театра. Стремительно взошедшая звезда со своим особым эмоциональным стилем и танцевальным почерком. В ее исполнении «Жизель» – это почти модерн. Балерина не боится свободных рук, вообще свободной пластики, не выходящей, однако, за рамки академизма. Старинный балет, наполненный дыханием ее вольного движения, становится современной историей. Пожалуй, в этом и есть главная особенность таланта Осиповой: любой рассказанный ею сюжет становится историей героини нашего времени.


Диана Вишнева – балерина совсем иного стиля. Хотя именно в ее Жизели впервые проступило абсолютно свободное движение. При этом создаваемый ею образ мягче, без эмоциональных всплесков, присущих Осиповой. Она гармонична в обоих мирах, имеющихся в балете. В кругу людей она нежная девушка, в мире виллис, став лишь духом, она не теряет земного чувства любви, но и чужой в потустороннем мире невест ее не назовешь.


Ульяна Лопаткина – признанный мастер, эталон петербургского стиля, танцовщица, уже вошедшая в историю балета, показалась мне холодноватой в первом акте и слишком уж сильфидной во втором. При этом невозможно не понимать, о балерине какого уровня мы говорим. И все же возникло ощущение, может быть ошибочное, что созидательный дух Лопаткиной жаждет совсем других спектаклей, других эмоций, другой творческой жизни.


Алина Сомова, чрезвычайно быстро вошедшая в форму после пропуска, балерина редкостного внутреннего свечения и ясной танцевальной природы. Труженица, добившаяся многого благодаря неустанной работе и высоким требованиям к себе. Но в ее исполнительской манере до сих пор, а ведь за спиной уже десять лет работы в театре, сквозят ученические нотки. Хотелось бы видеть в танцовщице больше самостоятельности и веры в себя, в данном случае они совсем небезосновательны!


Заключала балетную серию Мария Ширинкина. Танцовщица достойно справилась с миссией, не было в исполнении ничего неуместного, но и говорить о чем-то, кроме этого, не приходится. Потому что пока Жизель похожа на Джульетту, а Аврора на Раймонду.


Партию Альберта исполняли Евгений Иванченко, Владимир Шкляров, Константин Зверев и Ксандер Париш. Состав солистов, из которых лишь два числятся премьерами, позволяет говорить о дефиците первых танцовщиков в театре.


Евгений Иванченко, при всей своей стати, артист все-таки возрастной, но при этом лидирующий по количеству спектаклей в декабре (здесь и «Щелкунчик», и «Ромео и Джульетта», и «Дон Кихот», и «Лебединое озеро»). Нельзя сказать, что качество исполнения не удовлетворяет, но хочется видеть и кого-нибудь еще в центральных партиях.


В расцвете творческой карьеры находится Владимир Шкляров, по сути дела, единственный молодой премьер в театре, которому весьма комфортно в компании старших коллег. Ведь на их фоне его технические возможности и юношеский пыл выглядят едва ли не гениально.


Константин Зверев, до сих пор являющийся вторым солистом, танцевал при этом графа Альберта в одном спектакле и Ганса в другом. Интеллигентный танцовщик и прекрасный партнер, он составил пару Диане Вишневой, разумно предоставив ей «первый план». Спокойный и трудолюбивый артист, он во всех отношениях удобен для Мариинского театра в пору нехватки кадров. Например, в «Лебедином озере» он может исполнять и Зигфрида и Ротбарта, в «Дон Кихоте» и Базиля и Эспаду, а если нужно – встанет в мазурку в «Раймонде».


Ксандер Париш – корифей, тоже время от времени становящийся премьером. Танцовщик с мягкими ногами и аристократической внешностью, как и Зверев, «специалист широкого профиля», кочующий из корифеев в солисты и обратно. Альберт – партия, в которой Париш может чувствовать себя как рыба в воде, но постоянное перемещение по иерархической лестнице никак этому не способствует. Отсюда при красоте, стиле и технике в танцовщике чувствуется растерянность и неуверенность, совершенно напрасные.


В Классическом дуэте безукоризненно точны были Елена Евсеева и Ким Кимин блеснувшие отточенностью технического мастерства, переросшего у них в виртуозность.


Все вышеизложенное выявляет очевидные проблемы: отсутствие новых балетных постановок и нехватку премьеров-мужчин, и попутно рождает вопрос, зачем Мариинскому театру вторая сцена? А вспомнив о том, что в новом здании (Мариинский II) один балетный зал для репетиций, возникает и вовсе крамольная мысль: нужен ли Мариинскому театру балет как таковой и где он будет репетировать, когда на реконструкцию закроется историческая сцена? (Я уже не говорю об отсутствии на Театральной площади станции метро при трех! площадках Мариинского театра).


При этом в профессиональном сообществе известно, что в Мариинский театр берут на работу всех желающих трудоустроиться артистов балета, причем даже таких, которым не нашлось места в других театрах города. Остается только гадать, что же будет с качеством балетных спектаклей в недалеком будущем на оснащенной по последнему слову техники сцене.

Вероника Кулагина

Фото Натальи Разиной

Просмотров: 24Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все