Поиск
  • protanecmagazine

Молодость – одна из величайших сил прогресса*

В конце мая 2013 года на сцене театра «Плоды Просвещения» свои работы продемонстрировали выпускники Консерватории. Спектакль Ирины Сергеевой открывал вечер. «Случайные люди», а именно так назывался балет, поставлен по мотивам романа Ф. М. Достоевского «Подросток». Балетмейстер, обращаясь к серьезному литературному первоисточнику, призвал на помощь сценариста Ольгу Кирпиченкову и вдвоем они переработали сложное произведение, адаптировав его к возможностям балетного театра. Из всех сюжетных линий романа выбрана центральная – взаимоотношения четырех главных персонажей. Сценарная разработка во многом определила успех балета.


Отдельно следует сказать о музыкальном сопровождении. В программке значилась Ольга Терешина - на поклоны, вместе с артистами, вышла совершенно юная девушка – это и был композитор, специально написавший музыку к балету! Несмотря на молодость сочинительницы, музыка была высокой пробы.


Работа художника по свету (Антон Ивановский), костюмы и сценография (Ольга Грибкова) – все было на профессиональном уровне.


Удачный режиссерский ход в начале спектакля вводит зрителя в курс дела. Перед нами юноша, сосредоточенно записывающий что-то в дневник. Его внутреннюю исповедь мы слышим благодаря закадровому голосу (Нурбек Батулин), а в дополнение к ней на белом заднике сцены «рисуются» сами по себе иллюстрации, характеризующие главных героев (художник-технолог Станислав Шамшев, анимация Ольга Басова). Таким образом, зритель не просто погружается в атмосферу Петербурга XIX века, но и принимает точку зрения Аркадия, того самого подростка, и все дальнейшее видит как будто его глазами.


Дальнейшее же развивается стремительно и динамично. В страстном и жестоком дуэте обрисованы отец и мать Аркадия. Сильная, уверенная, доминирующая пластика Версилова (Илья Заботин) противопоставлена женственным несколько рыхлым и страдальческим движениям Софьи Андреевны (Майя Попова). Точно охарактеризован Аркадий (Егор Кабанов) – он угловат как подросток, порывист, горд и совершенно по-детски чист.


Мастерски балетмейстер передает 2-х плановый сюжет, в сцене примирения Аркадия с отцом. Добропорядочная мать внесла мир в семью, уговорив мужа и сына пожать друг другу руки. Перед нами образцовое семейство. При этом отчетливо ощутима фальшь и обманчивость происходящего. Нет никакого мира и никакой семьи. Возникшая в этот момент роковая красавица Катерина Николаевна (Карина Ефимова) добавила разлада и привела к краху это хрупкое равновесие. Катерина Николаевна – олицетворение порока. Ее образ продуман до мелочей, начиная от стилизованного костюма светской львицы и заканчивая пластикой обольстительницы при абсолютно бесстрастном, холодном выражении лица. Ее не интересуют чувства Версилова, еще меньше – Аркадия: предметом ее вожделения являются деньги. Она шарит по карманам своих «возлюбленных» даже в самые чувственные моменты. Ее характеристика – бытовые танцы. Танго с Аркадием, полька с Версиловым – она меняет партнеров как перчатки, а перчатки меняет демонстративно, внося в этот жест еще больше порочности и сладострастия, чем во все свои танцы.


Стремительно несущееся действие обрывается внезапно. Повзрослевший подросток Аркадий в неудержимом порыве взлетает на самый край тумбы (Крыши? Моста?) и исчезает из нашего поля зрения. Спрыгнул ли он, остановился ли, передумав? Это остается за кадром. Но переживание, испуг написан на лицах в зале, а значит, балетмейстер своей цели достиг. Спектакль волнует, заставляет задуматься, не позволяет уйти домой равнодушным.


А уже в июне состоялся показ танцевальных спектаклей – дипломных работ выпускников факультета музыки, студенческого театра современного танца (гл. балетмейстер Мария Большакова, зав. труппой Людмила Юзова). Каждая из трех дипломных работ выглядела законченным произведением, начиная с добротной хореографии и грамотной сценарной разработки и заканчивая сценографией, костюмами и освещением.


Под звуки «Интернационала» в багряном хитоне на сцену врывалась Айседора Дункан. Словно пламя танцовщица осветила собой весь зал, обожгла неуемным огнем жизни. Студенты дипломники РГПУ им. Герцена своей пульсирующей энергией и рвущейся наружу страстью к танцу покорили зрителей и растопили сердца даже самых скептически настроенных.


Открывал программу спектакль «Мой Есенин (размышления о жизни и творчестве)». Постановщики (Михаил Пустохин, Лидия Приз) взялись за благодатный материал: биография поэта, дополненная его стихотворениями, так и просится на балетную, и не только, сцену. Три героя – Есенин (Антон Молеваник), Айседора (Лидия Приз), и Черный Человек (Александр Муравицкий) – поведали историю творческого гения, любви и разочарования, глубокого патриотизма и опустошенности. Это был их Есенин, такой, каким они его чувствуют, и, чтобы поведать об этом зрителю, авторы выбрали лишь несколько эпизодов из жизни поэта и некоторые стихотворения. Удачное решение с Черным Человеком позволило «озвучить» мысли-стихи Есенина и, в то же время, выявить alter-ego поэта, темную сторону его души. Борьба с этим внутренним демоном изматывает героя, ведь нет ничего более сложного, чем борьба с самим собой. Огненной вспышкой на миг озаряет жизнь поэта встреча с Айседорой Дункан. Танцовщица вихрем врывается в его судьбу, как исполнительница ее роли – на сцену. Грациозная артистка, полная жизни и кипучей энергии заставила поверить в подлинность ее Айседоры. «Неиспорченное» балетом тело во всей красоте естественных изгибов, угловатые экспрессивные движения, босые ноги и стильная прическа создали образ женщины вскружившей голову Есенину. Их дуэты раскрывали эволюцию чувств героев: от бурной влюбленности и неудержимой страсти, к охлаждению и равнодушию.


Во втором отделении зрительскому вниманию был представлен спектакль «Opposizion alla famiglia», по мотивам трагедии Шекспира «Ромео и Джульетта». Постановщики (Жанна Бондаренко, Сергей Иванов, Дмитрий Радионов, Анастасия Савина, Эдуард Хайрулин) так же прибегли к помощи профессионального чтеца (Евгений Завьялов) пояснявшего действие. Но в отличие от предыдущего, этот сюжет в разъяснениях не нуждался. Как сказал С.П. Дягилев: «Сюжет в балете должен быть общеизвестным или никаким», и здесь как раз случай общеизвестности. Явно затянутые пластические монологи главной героини (Жанна Бондаренко) и их дуэты с Ромео (Дмитрий Родионов) оттеняли остроумно решенный эпизод с друзьями Ромео, сцену поединка Ромео и Тибальта. Этот злодей вообще на славу удался Эдуарду Хайрулину. Мужественный и грозный он демонстрировал силу и неистовый кураж в воинственном танце со шпагой. Необычным получился эпизод с убийством Тибальта: в то время как над бездыханным телом в скорбных позах застыли отец и мать убитого, а Джульетта заломила руки, оплакивая брата, над ними под самым потолком Ромео повис вниз головой. Исполненный раскаяния и горечи, протягивал он руки к возлюбленной, в отчаянии от непоправимости свершившегося. Неожиданная мизансцена умножила горизонталь сценического пространства вертикалью – возник почти кинематографический эффект.


Третья работа в программке не была заявлена, однако, стала взрывной кульминацией вечера. Спектакль по мотивам гоголевских «Вечеров на хуторе близ Диканьки» в основном базировался на «Ночи перед рождеством», а кроме того эпизод из «Вия» затесался в фарсово-комедийное действо. Сюжетные хитросплетения дали возможность исполнителям проявить себя и виртуозными танцовщиками, и незаурядными актерами. Хореография Анастасии Барановой, Дарьи Кантарович, Николая Мацкевича, Анастасии Ваниной, Гузели Мустакимовой, Антона Дубских и Артема Нарыжнева не смотря на большое число постановщиков, была выдержана в одном стиле. Веселые массовые сцены перемежались сольными танцами. Из разношерстной толпы выделялись отдельные персонажи. Так в самом начале черт попытался украсть месяц, да не тут-то было. Вся деревня с вилами и косами, с батюшкой во главе, оборонялась от нечисти. Односельчане уморительно пугались каждого шороха и собственной тени. Но нечисть так просто не сдалась, вселившись в Панночку, ту самую, над которой Хома три ночи молитвы читал. Жутковатая сцена перемежалась комическими моментами борьбы Хомы с чертом. Закончилось все не по-гоголевски благополучно, и вот уже давешняя Панночка обернулась Оксаною, чьей руки добивался кузнец Вакула (Дмитрий Радионов), в предыдущем спектакле исполнявший героя-любовника Ромео. Однако в этом эпизоде куда больше отличилась Солоха (Екатерина Савелова). Публика от души хохотала, наблюдая как она мастерски выкручивалась из неловких ситуаций – три кавалера поочередно добивались ее расположения. Румяная да складная Солоха лихо отплясывала с чертом, сунув его в мешок и не теряя самообладания, переключалась на батюшку (подобие страстного танго изобразили танцовщики). При очередном стуке в дверь хозяйка, недолго думая, и батюшку в мешок поместила, и, чуть оправившись, привечала нового кавалера.


Ослепительной финальной точкой стал неистовый пляс, которым угостили публику студенты. Общий танец, заводной и ритмичный эффектно завершил вечер.


Замечательный праздник устроили выпускники хореографической кафедры, возглавляемой лауреатом международных конкурсов, художественным руководителем студенческого театра Людмилой Касимановой. Молодое отделение РГПУ обещает вырасти в кузницу специалистов образованных, талантливых и неравнодушных. Остается только пожелать быть более требовательными к музыкальному оформлению постановок, не всегда отмеченному хорошим вкусом.


Мария Дудина

фото: Джон Чарльз

* Слова Н.В. Шелгунова (1824 – 1891): «Молодость с ее благородным энтузиазмом, с ее смутными стремлениями к чистому, справедливому, к общественной правде есть одна из величайших сил прогресса».

Просмотров: 44Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все