Поиск
  • Вероника Кулагина

Орфей – это искусство


Сцена из оперы «Орфей и Эвридика». Фото Александра Шевякова


Спектакли на сюжет античного мифа о влюбленном певце Орфее (первой, в 1600 году, из дошедших до нас появилась опера «Эвридика» Якопо Пери) впоследствии уже никогда не покидали музыкальную сцену. Разнится, кроме, разумеется, музыки, только финал: у одних авторов он счастливый, у других – соответствующий развязке мифа. Одной из наиболее востребованных партитур остается опера К.-В. Глюка «Орфей и Эвридика». Путешествуя по миру, добралась она и до Нижегородского театра оперы и балета, где была представлена впервые. Премьера (23, 24, 25, 26 июня) практически соединилась с открытием на набережной Стрелки, живописнейшем месте слияния Оки и Волги, нового креативного пространства: двух Пакгаузов – концертного и выставочного. В исторические ажурно-металлические каркасы XIX века (внутри них еще совсем недавно были склады порта), архитектурным бюро «СПИЧ», органично встроены современные здания из зеркальных панелей. Растворяясь в пейзаже речных просторов, они делают видимыми лишь легкие металлические конструкции. Редкий в нашей стране пример умной архитектуры, вплавленной в роскошный пейзаж, а не покоряющей его.

В этом новом пространстве, в начале июня открытом маэстро Теодором Курентзисом и его оркестром musicAeterna, и была показана опера Глюка. Режиссеры-постановщики спектакля, неоднократные лауреаты Российской национальной театральной премии «Золотая Маска», создатели театра «Трикстер» Мария Литвинова и Вячеслав Игнатов, воспроизвели на камерной сцене концертного Пакгауза мир, населенный фантастическими существами: не то из мира космических одиссей, не то из занимательного мира энтомологических исследований. Оформлен спектакль Ольгой и Еленой Бекрицкими, сценографами и художниками по костюмам. Это уже не первое сотрудничество двух дуэтов: кукопера «Дидона и Эней» создавалась этим же квартетом. Наверное, поэтому нижегородский спектакль «Орфей и Эвридика» стилистически выглядел продолжением московского «Дидоны и Энея», кстати, показанного в 2019 году в Нижнем Новгороде. И дело не в барочной спецификации: ощущение дежавю вызывали оформление и прием театра теней. Сплетением времен, эпох и культур выглядел в опере ад, куда предстояло спуститься бесстрашному Орфею. Дохристианский мир, древний Египет с его мумифицированием покойников, соседствовал с постхристианским изображением дьявола и захоронениями в саркофагах. Интересная режиссерская мысль – изобразить ад вне времени, точнее, вместившим в себя все времена – всё-таки разымала стильный спектакль на части, вступающие между собой в некий ментальный спор.

Усиленный состав оркестра под руководством артистичного дирижера-постановщика Дмитрия Синьковского звучал энергично и убедительно. Временами хотелось смотреть исключительно на дирижера, пластически обозначающего малейшие нюансы досконально изученной им партитуры.

Исполнители главных партий Дарья Телятникова и Яна Дьякова (Орфей), Татьяна Иващенко и Анастасия Джилас (Эвридика), Лилия Гайсина (артистка МАМТа) и Светлана Ползикова (Купидон) создали исключительно качественную барочную вокальную ткань, каждая по-своему обозначив детали ролей.


Сцена из оперы «Орфей и Эвридика». Фото Александра Шевякова


В опере Глюка достаточно балетных номеров, именно поэтому в одном из воплощений оперы режиссёром-постановщиком выступил хореограф Джон Ноймайер, поставив в Чикаго спектакль о хореографе Орфее, сходящем в ад за прима-балериной Эвридикой. В нижегородском спектакле за хореографию отвечал Михаил Колегов. Какой она была, во многом приходилось догадываться, громоздкие костюмы и объёмные маски на лицах исполнителей всячески сопротивлялись малейшему движению, а тела артистов, их голос, были тщательно скрыты от зрителей избытком многослойности. Пляшущая под знаменитую Мелодию «мошкара» энтузиазма не вызывала и выламывалась из её трагического лиризма. Но мужественные артисты балета справились и с костюмами, и с хореографией.

Авторами было выбрано либретто со счастливым финалом, Орфей и Эвридика воссоединялись волею гуманного Купидона.

«Сегодня, как и прежде и всегда, Орфей, то есть Искусство, должен изливать свои мелодические потоки, свои вибрирующие аккорды, подобные нежному и непреодолимому свету, на противоречивые стихии, которые сталкиваются и кровоточат как в душе каждого индивидуума, так и в недрах всего общества», – написал другой композитор, Ференц Лист. Остается только сожалеть, что в реальной жизни искусство никого не в состоянии спасти, как и Орфей, увы, не смог спасти Эвридику. И если Орфей – это искусство, то миф – это реальная жизнь.




Орфей - Дарья Телятникова. Фото Александра Шевякова


Сцена из оперы «Орфей и Эвридика». Фото Александра Мерзлякова


Дирижёр-постановщик Дмитрий Синьковский. Фото Александра Мерзлякова


Сцена из оперы «Орфей и Эвридика». Фото Александра Шевякова


Финальные поклоны всей творческой команды. Фото Александра Шевякова


Концертный Пакгауз. Фото Александра Шевякова

54 просмотра0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все